Ежемесячный Журнал                             Friday 20th September 2019

Sep 1, 2015 0 Comments

Интервью

«Цирковое представление» для миллионов зрителей

Интервью корреспондента белорусского отделения Радио Свобода Дмитрия Подберезского с главным редактором объединенной редакции журнала «Флорида» и газеты «Парус-FL» Александром Росиным.

 

художник Константин Куксо(слева) и автор Александр Росин.Как житель Сочи оказался студентом БГУ?
- Я жил в Дагомысе. У нас не было вузов. И в Сочи тоже не было. Из 32 человек нашего класса поступили в институты 26, ровнехонько разъехались от Владивостока до Калининграда с заходами в Пятигорск, Саратов, Сухуми, Москву, Полтаву, Минск, Ленинград… Ехали, у кого где родня или хотя бы знакомые. У нас в Беларуси – и родня, и друзья, мама партизанила в Налибоках, тетка всю войну была в Минском подполье, белорусские книги, песни и гости из Беларуси у нас в дагомысской квартире были всегда, сколько я себя помню.
Чем запомнился филфак?
- Пока всерьез не занялся зарубежной литературой, было скучно. Лекции бессовестно пропускал. Но – было много друзей, красивые девушки-подружки, полуголодная, но веселая жизнь. Как мы пели тогда: «Такое наше житие в четвертом общежитии, хошь Новый год, а хочешь Первомай. Помочишься, помучишься, авось чему научишься, Dum spiro spero, «Выпил?» – «Наливай!» Из педагогов лучшие – Владимир Степанович Карабан, Лариса Ивановна Короткая и Борис Павлович Мицкевич. Они были настоящими.
Работа в школе, далее — «Рабочая смена» (?).
- Меня не любили кадровики. Я был типичным «летуном», так это тогда называлось. После работы в сельской школе несколько месяцев провел в издательстве «Ураджай», потом на Белорусском радио, в бюллетене «Мелиорация и водное хозяйство», газете «Железнодорожник Белоруссии». Где-то еще, не помню. Это все за три года. Но когда попал в «Рабочую смену», больше никуда не хотел. Работа там – самые яркие годы в моей журналистской жизни.
Что тебе дала журналистика?
- Журналистика мне дала все. В командировках я объездил весь Союз, побывал там, где мало кому доводилось бывать, познакомился и написал об очень интересных людях. За одну свою короткую жизнь успеть побывать в шкуре полярника, геолога, тигролова, клоуна, командира подводной лодки – это здорово! Первая публикация у меня была в 1975 году, так что уже 40 лет замимаюсь этим делом.
Как давно заинтересовался цирком, почему?
- Если мама – это все, что касается Беларуси, то папа – это все, что касается цирка. До войны он был гимнастом, цирк любил самозабвенно. И мне передал эту же страсть. Кроме того, еще мальчишкой я освоил жонглирование, и где-то к 7-8 классу подготовил номер, с которым в составе филармонической гоп-бригады ездил с концертами по горным селам и поселкам вокруг Сочи и в Абхазии. Кидал неплохо, мне даже великие жонглеры того времени Сарват Бегбуди и Эдуард Аберт давали рекомендации в цирковое училище. Хватило ума понять, что лучшим не стану, а средним быть скучно. Средних и без меня много. Наверстал все, когда стал писать о цирке. Писал книги, сценарии телефильмов и цирковых спектаклей, очерки и беседы с выдающимися артистами манежа. А в 86-м году журнал «Советская эстрада и цирк» назвал меня лучшим автором, пишущем о цирке и шоу-бизнесе.
По каким причинам уехал в США (если не секрет)?
- В 1990 году великому воздушному гимнасту Валерию Пантелеенко американский цирк «Биг Эппл» предложил годовой контракт. Это был первый частный контракт, заключенный
с советским артистом. Валера приехал в Минск и предложил поехать вместе. Он оформляет меня ассистентом, а я за это время напишу книгу воспоминаний циркового гимнаста. Я согласился, взял с собой сына Андрея, и мы на 9 месяцев попали совсем в другой мир. И не туристами, мы увидели его изнутри. Книгу я написал, она называется «Моя опора – воздух». И полюбил Америку. Вернулся в Минск. Работал в газете «Невероятный мир». Потом в Сочи редактировал газету «Люди риска», писал о войне в Абхазии, помогал беженцам, в том числе журналистам, вернуться в профессию. А когда дочь вышла замуж и уехала в Америку, мы тоже вернулись в Минск. Единственный период в моей жизни, когда я работал одновременно в 4 изданиях. Когда у нас в Бостоне родился внук, вопрос об отъезде не стоял, оформили документы и вылетели в Бостон.
Цирковое представлениеСколько книг издано и какая из них стала бестселлером?
- В Союзе вышло у меня 5 книг: деткие, книга очерков, сборник рассказов и повесть. В конце 80-х вместе с другом художником Костей Куксо придумали книжку-раскладушку о цирке «Цирковое представление». Он сделал картинки, я написал четверостишья. Сейчас точно не помню, заплатили то ли 60, то ли 80 рублей. А потом они стали гнать миллионные тиражи(официально, думаю, 3 миллиона 400 тысяч, а сколько пиратских копий, не знает никто). Но нам с Костей больше ничего не заплатили. Гримасы социализма: автор книги с многомиллионным тиражем денег не имел.

Немного о журнале «Флорида». Идея издания, как давно началось, кто финансирует?
- В Бостоне я работал на мини-автобусе в гостинице и таксистом. Но писал все время, печатался в бостонских русскоязычных изданиях, а так же в «Новом русском слове» – вНью-Йорке и в «Панораме» – Лос-Анджелес. Потом меня пригласили в штат газеты «Русская реклама», а из нее переманили в журнал «Контакт». Хозяином «Контакта» был Миша Зайцев, он до отъезда работал на Гомельском радио. Он любил радио, но в журнале ничего не понимал. Бумага, верстка, подача материалов там были ниже плинтуса. Я пытался ему что-то объяснить, но он не хотел тратить на улучшение журнала деньги. И мы расстались. Я забрал жену, внука и родителей и переехал в Майами – я ведь южанин. Первый номер «Флориды» вышел 30 декабря 2000 года. Так что в этом году нам 15 лет. Потом приехала дочь Юля и взялась за сбор рекламы, и жизнь моя стала радостной, потому что мне нравится писать статьи, придумывать рубрики, делать журнал, а заниматься бизнесом не люблю. А у нее это здорово получается. Пять лет назад мы начали издавать газетное приложение к журналу – «Парус – FL». В журнале в сезон 128 страниц, в газете 40 полос. Живем за счет рекламы и ни от кого не зависим. Рекламодатели нам доверяют, и мы им благодарны за это.
Что почувствовал, узнав о попадании в ТОР-10 самых тиражируемых белорусских авторов?
- Мне понравилось, что я попал в список классиков. Как это у Тимура Шаова: «По классике тоскуя»? Но, с другой стороны, цифры – вещь объективная. К тому же приятно, что я пока еще живой. Можно сказать, единственный живой классик.
Каким, интересно, писателем себя считаешь — русским, белорусским, американским?
- Совершенно определенно: американский автор, пишущий по-русски.

На снимках: обложка книжки. И ее создатели: художник Константин Куксо(слева) и автор Александр Росин.

Sep 1, 2015 0 Comments

Leave a Reply

Your email address will not be published.

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

 
Highslide for Wordpress Plugin