Ежемесячный Журнал                             Monday 24th September 2018

Sep 1, 2010 0 Comments

Aнфac и прoфиль Confident Care

О себе и о войне…

Кем бы ни были в годы войны эти люди, чьи истории мы вам предлагаем: фронтовиками, партизанами, узниками концлагерей, тружениками тыла или даже детьми, сегодня, спустя 65 лет, можно смело сказать, что все они были созидателями великой Победы.

Ирина Павлова
администратор южной ветви
Confident Care of Florida

 

Часть5

Продолжение. Начало в #05.10

Михаил ГореликМихаил Горелик

Я родился в 1921 году в Белоруссии в многодетной семье. Окончил сначала семь классов еврейской школы, а потом, в Жлобине, вечернюю школу. После этого в 1939 году меня послали в Одесское артиллерийское училище. Училище я закончил в мае 1941 года, и меня направили в 318 арт. полк, который располагался в летних лагерях под Бобруйском. Там и застала меня война.

Отступали тяжело, со страшными потерями. В боях под Москвой, после того, как погиб командир батареи, меня назначили командиром. Потом направили на Юго-Западный фронт под Харьков. Попали в котел, наши командующие армией Тимошенко и Хрущев бросили войска, улетели в Москву, а мы пробивались к своим, кто как мог. У моста возле деревни Павловка моя батарея, в которой к тому времени осталось всего два орудия и 25 человек, держала оборону моста. Нам удалось ценой невероятных усилий и страшных жертв подбить 5 немецких танков и 2 машины с пехотой противника. Но силы были неравные, к тому же налетела штурмовая авиация, раздолбали с воздуха нас полностью.

Из батареи осталось пять бойцов. Меня тяжело контузило. Когда очнулся, лежу на бруствере, ничего не слышу, глаза слезятся, из носа – кровь. Нас окружили румынские солдаты. Идти я не мог, и меня волоком потащили к воронке на расстрел. Остановил экзекуцию румынский офицер, который в это время проезжал на машине. Так я оказался в концлагере, где провел три года, скрывая свою национальность, иначе б меня расстреляли в первый же день. Сменялись лагеря, меня избивали до полусмерти, несколько раз вели на расстрел, но каким-то непостижимым образом я выбрался из этого ада.

Когда вернулся на родину, узнал, что мой отец, мать, три братика, сестренка, три тетушки вместе с 5 тысячами евреев-жителей местечка Паричи были уничтожены фашистскими зверями. И сидел я на этом пепелище – оборванный, голодный, никому не нужный сирота, прошедший ад войны, окружения, лагерей и вернувшийся в ад одиночества и отверженности…

Tags: ,

Sep 1, 2010 0 Comments

Comments are closed.

Highslide for Wordpress Plugin