Ежемесячный Журнал                             Wednesday 26th September 2018

Dec 1, 2011 0 Comments

Представляем лауреата

Бой без правил

Кирилл Рябов
Лауреат премии журнала «Флорида»-2011


Отрывок из будущей повести

Мне мешали две вещи: орешки и доктор Хаус.
Был пятый час утра, я лежал у стенки, спрятав голову под одеяло и прикрыв глаза дрожащими веками. От жары простыня прилипла к спине. Моя подружка Зина лежала рядом. Я слышал, как она то и дело запускает руку в вазу с жареным арахисом, выбирает на ощупь два-три орешка, счищает пальцами шелуху и отправляет их в рот. Звук при этом был такой: щык-щык-щык (счистила шелуху), хрум-хрум-хрум (отправила в рот). По телевизору шел какой-то из сезонов «Доктора Хауса». Но это ладно, терпимо. Хуже было то, что он шел в оригинале, то есть без дубляжа. Зина пыталась изучить таким способом английский язык. И я, несмотря на то, что надеялся все-таки уснуть, невольно прислушивался к репликам, пытаясь понять, о чем там идет речь. Кому и как колченогий доктор в очередной раз лечит злокачественный геморрой или непроходимость семявыводящего канала. Я-то английский язык знал довольно прилично, и это было хуже всего. В голове то и дело включался переводчик и дублировал мне очередную реплику одного из персонажей.
У Зины начались каникулы, а во время каникул она перешла на особый режим. Ночью бодрствовала, днем спала. Мне-то что, я был не против. Но сегодня я должен был встать пораньше, чтобы не опоздать на собеседование. В фирме мне назначили на девять тридцать. Офис находился в центре города. Мне, чтобы добраться со своей окраины, а еще успеть привести себя в божеский вид, нужно было проснуться часов в семь. А лучше в шесть тридцать. Не так уж и страшно. Если только не уснуть за час до звонка будильника.
Я стеснялся просить ее выключить телевизор, она могла обидеться, а я этого не хотел. Да и время на сон уже почти все вышло. Так что я еще немного поворочался и встал. Было как раз шесть утра.
Первым делом я залез в душ, чтобы избавиться от сонливости. Намылил голову и услышал, что Зина зовет меня из комнаты. Я не мог разобрать чего ей надо и, приглушив воду, стал орать в ответ:
- Что там?! Что?! Что случилось?!
Я быстро смыл с себя весь шампунь и мыло, вылез из душа и мокрый прибежал в комнату. Зина таращилась в экран.
- Что такое? – спросил я.
- У тебя телефон звонил, – ответила Зина. – Кому это ты в такую рань нужен?
- Да это же будильник, – сообразил я. – Будильник просто забыл отключить.
- А, – сказала Зина.
Щык-щык, хрум-хрум.
Я вернулся в ванную и почистил зубы. Потом налил себе ядреного кофе, покурил и почувствовал, что вполне справлюсь с очередным унизительным актом приема на работу.
- Я пошел, – сказал я.
- Ладно, – сказала Зина. – Во сколько вернешься?
- Черт его знает. Наверное, в первой половине дня.
- Купи, пожалуйста, корм для Джанки. Ройял канин, один килограмм.
Джанки – так звали ее пса. Порода чихуахуа. Наглая, кургузая рожа. Целыми днями он выискивал, с кем бы совокупиться. И отдавал предпочтение большой, мягкой царевне-лягушке, зеленой и пучеглазой. Я называл псину Жабий Трахальщик.
- Хорошо, – сказал я и вышел вон.
По дороге я зашел в зоомагазин (он работал круглосуточно) и купил мешок собачьего корма.
- Любите свою собачку? – ухмыльнулся продавец.
Офис фирмы находился в старинном здании на Петроградской стороне, неподалеку от мечети. Я приперся туда на сорок минут раньше, пришлось коротать время на садовой скамеечке в соседнем дворе. Сначала я просто сидел и курил, а потом вдруг незаметно уснул. Липкая ночь дала о себе знать. Проснувшись, я глянул на часы и увидел, что опаздываю. Пришлось подорваться.
Приeмная напоминала вестибюль метро времен сталинской постройки. Тут был даже рецепшен. Некоторые другие охранные конторы, куда я ходил на собеседование, больше напоминали наркопритоны. Причем везде я получил от ворот поворот.
Я подошeл к стойке. Там стояла девушка. По виду банковский служащий. Белая сорочка, бейджик, все дела. Я объяснил ей, чего хочу.
Она записала.
- Подождите немножко. Свищ ещe не приехал.
- Кто не приехал?
- Игорь Витальич Свищ. Начальник отдела охраны.
У входа стояли кресла. Был даже столик с журналами. Элитная контора, подумал я. Журналы, правда, оказались рекламными проспектами. Я порылся в них и нашeл на дне толстое, глянцевое издание под названием «Полный путеводитель по сериалу «Доктор Хаус». Небритое лицо Хью Лори во всю обложку. Опять ты на моем пути.
Мимо меня прошли несколько человек. Один из них остановился у рецепшена и о чем-то спросил секретаршу. Она показала на меня. Он кивнул и пошел дальше, через рамку металлоискателя и турникеты, вглубь здания.
Секретарша подозвала меня.
- Вас ждут в кабинете 1-б. Это на первом этаже.
Я прошел через рамку, потом через турникет, вахтер обыскал мою сумку, осмотрел пакет собачьего корма и пропустил дальше. Я разыскал кабинет и постучался.
- Войдите, – ответили из-за двери.
Я вошел. Это был он, тот, что разговаривал с секретаршей. Выглядел он лет на тридцать пять. Светлый костюм, галстук, очки в тонкой оправе, рыжеватая эспаньолка. Тощий и прыщеватый. Еще один банковский клерк.
- Вы когда анкету заполняли? – спросил он.
- Неделю назад, – ответил я навскидку. На самом деле я не помнил. Я много анкет заполнил за последнее время. Натер на пальце мозоль от шариковой ручки.
Он заглянул в бумаги.
- Тут написано, что три дня назад.
- Может, и три.
- С памятью плохо?
Тон мне не понравился. Я чуть не ответил: «Зае…ись с памятью, мужик». Так и вертелось на языке.
- Опыт работы полтора года? В ЧОПе?
- В ВОХРе.
- Ага, ну да. Чего ушли?
- Зарплата перестала нравиться.
- Оружием владеете?
- Водили на стрельбы.
- Рукопашный бой?
- Самбо.
На самом деле я знал всего два приема. Ну, как знал? В теории, да и то не очень отчетливо.
- Лицензии нет, – сказал он хмуро.
- Нет, – сказал я.
- А кроме ВОХРа, где работали?
- На заводе. И еще писал кое-что для пары газет.
- Вы журналист?
- Нет. Просто так получилось.
- А что за газеты?
Я тоскливо посмотрел на обложку «Playboy», лежащего на столе.
- Ну, одна – «Русский инвалид», а другая «Выборгская сторона».
Будь мы с этим парнем старыми приятелями, могли бы слегка посмеяться над тем какой я жалкий.
- В армии служили?
Этот вопрос частенько косил меня на собеседованиях.
- Нет, вообще-то.
- Папа отмазал?
- Папа умер.
- Но отмазал?
- Да нет же, нет. Я что, сидел бы здесь, если бы у меня был папа, который может отмазать от армии? – Свищ меня разозлил. Они все меня всегда злили со своими анкетами и вопросами. Того и гляди, кто-нибудь спросит, какого цвета у меня моча по утрам.
- Значит, самбо владеете? – сказал он, скосив глаза на титьки плэйбоевской цыпочки.
- Более-менее.
- Но против ножа выстоите?
- Смотря, у кого нож окажется в руках. Дело-то не в самом ноже.
Игорь Витальич впервые за время беседы удостоил меня одобрительного взгляда.
- Вот что. У нас солидная фирма…
«И такой швали как ты, здесь не место», – продолжил я мысленно.
- Мы стараемся внимательно следить за физическим состоянием сотрудников, за вредными привычками. У нас тут есть спортивный зал. Два раза в неделю сотрудники собираются в нем, чтобы поддерживать форму. Я вот к чему веду. Сегодня как раз проходят занятия. Если вы покажете, на что способны, мы вас примем. Как?
- Нормально, – вырвалось у меня. Хотя чего ж тут нормального. Я года два не отжимался. И не собирался начинать.
- Выдержите спарринг?
- С кем? С вами?
Мне стало интересно.
- Можно и со мной. Но я вам не рекомендую. Я капитан спецназа. Шесть командировок в Чечню.
«Приехали», – подумал я.
- Подыщем вам достойного противника. Посмотрим на ваши способности. А?
- Ну-у, давайте.
Я, конечно, немного струсил. Вернее, даже, не струсил, а смутился, что сейчас меня заставят драться с каким-то человеком, которого я раньше никогда не видел. Возможно, тоже из спецназа.
- Отлично. Тогда идемте.
Мы вышли из кабинета. Свищ запер дверь. Потом мы прошли по коридору, миновали какой-то полуподвал и оказались в небольшом спортивном зале. Там стояли велотренажеры, имелась штанга, гантели. К стене присобачены турники. Пара крепких ребят в трениках и футболках пока что разогревались.
- Ребзин, Курдюков, – окликнул Игорь Витальич. – Как бодрость духа?
- Отлично, Игорь Витальич.
- Я тут вам бойца привел. Хочу посмотреть, что может.
Они смотрели на меня. А у меня от смущения гениталии скукожились в гармошку.
- А больше никого нет? – спросил Игорь Витальич.
- Пока нет. Ребята позже подъедут.
- А где Иванов?
- Так он на смене сегодня.
- Ясно. Я хотел парня против Иванова выставить. Ну ладно. Не ждать же его теперь.
Он повернулся ко мне.
- Вы бы разогрелись пока что.
- Это мне не нужно, – сказал я.
- Ребзин, ты как?
- Хорошо, Игорь Витальич, отлично.
- Я не о том. Проверишь парня?
- Чего уж, проверю.
Ребзин был невысокого роста. На голову ниже меня. Но, похоже, увлекался не только железом. Возможно, и всякими стероидами. Кожа на бицепсах того и гляди треснет. Шеи не было. Маленькую голову приспособили прямо к телу.
- Давай-ка на маты, – кивнул мне Ребзин.
Я положил сумку и скинул толстовку. Под толстовкой у меня была черная футболка с надписью «The Stooges». Осталась с вохровских времен.
- Он самбист, – сказал Свищ. – В оба гляди.
«Ети вашу мать», – подумал я, выходя на маты.
- Даю три минуты на спарринг.
Этого хватило бы и на пятнадцать спаррингов в моем случае. Я даже не успел встать в стойку. Ребзин уложил меня подсечкой. Я больно стукнулся затылком, начал вставать, успел заметить мелькнувший кулак, и на этом все закончилось. И бой и карьера частного охранника.
Перед глазами кружился рой мух, которые то и дело взрывались и тут же делились в несколько раз. В носу стало мокро, во рту солёно. Меня под руки отвели в сторону и усадили у стенки.
- Хороший боец, – услышал я голос Ребзина. – Только слабоват чё-то.
- Принеси-ка нашатырь, – ответил Игорь Витальич. – И вату.
Через пару минут в нос мне ударила отрезвляющая струя воздуха. Но очухался я только в кабинете Игоря Витальича.
- Как чувствуете себя? – спросил он.
- Хорошо, – соврал я.
- Посидите немного?
- Пойду, пожалуй.
- Ладно. Всего доброго.
Я вышел из кабинета и проделал обратный путь к выходу, через вахтера, турникет, рамку металлоискателя. Казалось, окружающие таращатся на мою покореженную харю.
У журнального столика остановился и привел себя в порядок. Тщательно вытер лицо носовым платком, застегнулся. Зубы, кажется, были на месте.
Я вернулся домой около полудня. Зина еще не спала. Смотрела третий сезон «Доктора Хауса». Или четвертый. Не знаю. У нее имелась целая стопка дивиди-дисков. Глаза у Зины были остекленевшие. Пол усыпан шелухой.
- Что это? Ты с кем подрался?
- С начальником фирмы. Вернее, с его помощником.
- О, господи. Купил корм?
Я достал из сумки жратву для Жабьего Трахальщика, упаковку арахиса и толстый, глянцевый журнал «Путеводитель по сериалу «Доктор Хаус».
- А это тебе.
- Вау! – крикнула Зина. – Это просто бьютифул!
Что сказать, английский ей, похоже, неплохо давался.

Кирилл Рябов
Санкт-Петербург

Tags:

Dec 1, 2011 0 Comments

Leave a Reply

Your email address will not be published.

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

 
Highslide for Wordpress Plugin