Ежемесячный Журнал                             Sunday 23rd September 2018

Nov 1, 2013 0 Comments

Новое имя

Космонавт Сидоров и другие рассказы

Матвей Крымов

 

Космонавт Сидоров

картина (роспись по шелку) художника Евгении Павловой, Нью-Джерси.Космонавт Сидоров смотрел на родной двор. Вот лужа. Вот осинка. Вот обрывок веревки. Когда-то давно, очень давно, на этой осинке были качели. И он улетал на них в бескрайнее небо. И улетел. Он помнил, как глотали его облака,  как синь уносила и мир навстречу и навстречу жизнь. А сейчас только обрывок. Но он улетел. Успел лететь.
- Привет, Сидоров.
Это сосед Толик. Машет рукой.
- Привет, Толик
Толик в куртке. Совсем седой.
- Ты, я гляжу, космонавтом стал. Молодец.
«Как постарел Толик», – подумал космонавт Сидоров.
Когда-то Толик тоже раскачивался на этой осинке. Но он не улетел.
- Как дела, Толик?
Толик закуривает. Молчит. Думает о чем-то. Прикидывает что-то. Он всегда был такой. Задумчивый.
- Да нормально. Всё как всегда.
Толик уходит. Космонавт Сидоров смотрит в небо. Вот Альдебаран. Плеяды. Хотя сейчас день, он знает, что вон там – Альдебаран, а вон там – Плеяды.
Соседка Павловна. Еле ковыляет.
- Ой, Петька. Какой ты. Как там в ракете?
Ну, Павловна всегда была любопытна.
- Хорошо, Павловна, в ракете. Сама-то не хочешь слетать?
Павловна смеется.
- Ну, что ты, Петька. Не помещусь я в ракету.
Смеется и Сидоров.
Павловна смотрит на Сидорова. Как будто хочет чего-то понять. А потом, шаркая ногами, идет по своим делам.
Космонавт Сидоров смотрит ей вслед. Смотрит на двухэтажный сарай. Черный, разваливающийся. Смотрит на помойку. На колодец. На грядки. Обычный двор, каких много. Его двор. Такой только один.
Вот вышел пилить дрова Потапыч.
- Привет, Потапыч.
Кричит ему Сидоров.
Потапыч смотрит на Сидорова. Смотрит долго.
- Здорово, космонавт. Как там?
Сидоров смотрит в небо.
- Там? Там замечательно.
Потапыч начинает пилить дрова. Сыплются опилки. Раскачивается  веревка на осинке. Космонавт Сидоров вылезает из фанерной ракеты.

 
 
 

Любить
Рассказ для Лямочки

Петю обидели на рынке. Продали гнилых бананов. А когда Петя попросил обменять их, послали куда подальше. Петя стоял и думал, как бы ему отомстить обидчику. Но обидчик был толст, высок, усат и помогали ему два таких же мордоворота. Понимал Петя, что не совладать ему одному с этой бандой.
- Не грусти, – сказала ему продавщица семечек, – помогу я тебе.
Сплюнула шелуху и продолжила:
- Ночью иди на кладбище. Подойди к любой могиле и скажи: «Крекс, фекс, пекс». Вылезет из могилы живой мертвец и поможет тебе.
Петя так и сделал. Пришел ночью на кладбище. Сказал  «крекс, фекс, пекс» и стал ждать. Только никто не вылез. «Нет в жизни счастья», – подумал Петя и пошел домой. А когда пришел, то лег на кровать и стал смотреть в потолок.
Около двух ночи он услышал, как кто-то скребется в дверь. Он встал, поглядел в глазок, но никого не увидел.
- Кто там? – спросил Петя на всякий случай.
- Это я, – ответил ему тонкий голосок.
Петя опять поглядел в глазок и снова никого не увидел. Но дверь открыл.  И опять никого не увидел.
- Пусти меня,  – сказал тонкий голосок.
Голосок шел снизу. Петя посмотрел вниз и увидел ржавый чайник. «Кто-то выбросил чайник», – решил он.
- Кто же это говорит? – подумал вслух Петя.
- Это я говорю,  – ответил тоненький голосок.
Петя посмотрел на чайник и понял, что чайник это и говорит.
Петя посторонился, и чайник, смешно переваливаясь, перебрался через порог, вытер донышко о коврик и направился в кухню. Петя пошел за ним.
- Помоги мне забраться на диван, – сказал чайник.
Петя осторожно взял чайник и поставил на диван.  Чайник довольно привалился к спинке. Петя показалось, что он зажмурился от удовольствия.
- Кто ты?- спросил Петя.
- Я – чайник, – ответил чайник,- ты же сам приходил на кладбище, говорил «крекс, фекс, пекс.
- Я думал, что из могилы вылезет живой мертвец, а когда не дождался, то пошел домой, – сказал Петя.
- Я долго не мог выбраться, а когда выбрался, то не мог тебя догнать и пошел следом, – ответил чайник.
– Я бы угостил тебя пирожными, да у меня их нет, – сказал Петя.- Но я могу налить чая. У меня как раз есть один пакетик.
Пете внезапно стало неудобно.
- Ой, наверное, чайники  чай не пьют?
- Не пьют, – согласился чайник. – Но любят смотреть.
- А что они еще любят? – спросил Петя.
- Это потом. Лучше скажи, что произошло с тобой?
Петя рассказал про случай на рынке.
- Утро вечера мудренее, – сказал чайник. – Пошли спать.
Петя постелил ему на диване.
Утром Петя проснулся рано. Видимо, чайник метался во сне, и одеяло сбилось. Петя поправил одеяло. Провел рукой по ржавой крышечке. Чайник всхлипнул.
А когда чайник проснулся, они сидели на кухне. Петя пил чай, а чайник нюхал пустую пачку из под заварки.
А потом они стали собираться на рынок. Сначала Петя подумал, что как это так, идти по улице с чайником. Прохожие будут смотреть презрительно. Показывать пальцем. А потом он подумал, что какая разница.
Он терпеливо ждал, пока чайник, забавно позвякивая, спускался по лестнице. И думал, что как странно, как это хорошо, – ждать.
А потом они шли по улице. И никто не смотрел на них презрительно.
- Они меня не видят, – сказал чайник.
А когда они пришли на рынок, чайник сказал:
- Что бы не происходило, ты не вмешивайся.
Они подошли к торговцу бананами. Петя не успел ничего сообразить, как чайник бросился на торговца. Он тыкал его жалким ржавым носиком, колотил обшарпанными боками. А торговец отмахивался от него, пинал ногами.
Мордовороты стояли разинув рты, наблюдая, как их начальник дерется с кем-то невидимым. Смотрели с удивлением и прохожие. А чайник молча раз за разом нападал на торговца. Петя не выдержал и тоже бросился на торговца. Мордовороты набросились на него. Но Пете было все равно.
Чайник оставил торговца в покое и кинулся на них. Вокруг собралась изрядная толпа. Петр разорвали рубашку, чайнику оторвали носик.
Послышался звук сирены.  Петя схватил чайник, подобрал с земли его отвалившийся носик и бросился бежать.
На следующий день, когда Петя пришел на рынок, он увидел, что торговца бананами нет. Не было и мордоворотов. Торговка семечками сказал ему, что их увезли в дурдом. Они сказали, что на них напал чайник и избил.
Пете было некогда разговаривать с ней. Он спешил обратно домой, где его ждал чайник. А еще надо было забежать в магазин.
Чайник лежал на диване, грустно разглядывая мятые бока, пока Петя вынимал из сумки все необходимое. А через полчаса довольно смотрелся в зеркало, глядя на приделанный на место носик и довольно посвистывал им.
А потом сочувствующе смотрел на подбитый Петин глаз. Неуклюже забирался на подоконник. Прижимался к холодному стеклу. А потом прижимался к Петиному глазу. И осень в дом вползала в тишине.

 
 
 

Придурок и шлюха

Лет двадцать назад это было. Помню, подошел ко мне на работе кто-то из сотрудников и сказал:
- Тут такое дело. Один человек к нам в город приехал по своим делам, в нашей сфере работает, только в другом городе, так что коллеги. Надо помочь.
Я молчал.
- С деньгами не очень. Переночевать негде… Ты не мог бы его у себя на ночь оставить? А то, тут понимаешь, дело такое, у нас семьи у всех. Не поймут. А ты один живешь.
Я кивнул. Она стояла в коридоре. Не помню уже, как выглядела. Столько лет прошло. В тот вечер я был приглашен на день рождения. Взял ее с собой. Посидели. Друг мне сказал:
- Она потрясающе тебе подходит.
А потом мы пошли ко мне. Диван был один. Разделись, легли. Лежу я и понимаю, что ее хочу. Ну, блин, думаю, свинство будет, если я ее хватать начну. Всякое в жизни бывает. Нет денег на гостиницу, не у кого остановиться. Фиг с ним, думаю, потерплю. А потом повернулся как-то неудачно и понял, что она поняла, что я ее хочу. Прошло еще несколько минут, и она сказала:
- Не могу смотреть, как ты мучаешься.
У нас была еще одна ночь. А потом она уехала, оставив ключ под ковриком и записку на столе.
Блин, до чего история пустая, ни о чем.  Вот так почитают и скажут: автор – полный придурок, которому все одно кого трахать. А дама – шлюха, которой все равно кому  давать за ночлег. Может и так. Придурок и шлюха и начало 90-х вокруг. «Кока- кола» в стеклянных бутылках, ирландская зубная паста и «Майн кампф» на одном прилавке.
Помню, что я говорил ей:
- Оставайся.
А она отвечала:
- Милый, у меня муж и двое детей.
Больше я ее не видел. Сейчас мне сорок. Ей больше. На дворе 2000-е. И я ненавижу коврики у дверей.

В оформлении использoвана картина (роспись по шелку) художника Евгении Павловой, Нью-Джерси.

Матвей Крымов
Череповец, Вологодская область.

Tags: ,

Nov 1, 2013 0 Comments

Leave a Reply

Your email address will not be published.

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

 
Highslide for Wordpress Plugin