Ежемесячный Журнал                             Wednesday 14th November 2018

Jul 1, 2018 0 Comments

Флоридские звезды - далекие и близкие

Хемингуэй в Ки-Уэсте

Эндрю Скотт Берг

 

ХемингуэйВозвращаясь из Парижа в конце января 1930 года, Хемингуэй проездом оказался в Нью-Йорке. Он встретился с Перкинсом, и Макс, который обещал встретиться с ним во Флориде в марте, подумал, что тот в хорошей форме. Дела в феврале шли так плохо, что Перкинсу казалась невозможной мысль о подобном побеге. Но, писал он Эрнесту, «я уже усвоил, что единственное, что можно сделать в таком случае, – просто уйти». Он прибыл в Ки-Уэст 17 марта и познакомился со «сбродом» – большой братской компанией, состоящей из друзей Эрнеста. Хемингуэй и его команда бесконечно закидывали блесны. Там же Перкинс выловил королевскую рыбу весом в пятьдесят восемь фунтов, на один фунт больше, чем весил мировой рекорд. Пока он втаскивал ее на борт, вся команда в изумлении смотрела на тень улыбки на его лице, которая практически опровергла данное ему прозвище Невозмутимый. Во время этой экспедиции у Перкинса снова была возможность восхититься наблюдательностью Эрнеста, которая поражала даже больше, чем физическая сила. Вспоминая Ки-Уэст несколько лет спустя, Макс сказал:
«Нужно обладать чутьем настоящего художника, чтобы так быстро изучить географию морского дна и движение рыб. Хемингуэю понадобился год, чтобы выучить то, на что остальным людям понадобилось бы десять лет или даже целая жизнь. Он как будто проецировал себя в сознание рыбы, знал, что чувствует или о чем думает тарпон либо королевская рыба и, таким образом, что бы она сделала».
Моряки отошли от Ки-Уэста на семьдесят миль и приблизились к группе других крошечных островов. На Тортуге  они и оставались на протяжении более чем двух недель вместо запланированных четырех дней. Только Божья воля могла удерживать Макса вдали от офиса в течение столь длительного времени: северный ветер вызвал на море такое волнение, что они могли вообще не вернуться на материк. Эрнест и «сброд» спали в лодочном домике и выживали в основном за счет алкоголя, консервов и лука, которые Хемингуэй загружал на борт перед каждым путешествием, а также за счет того, что удавалось поймать. Все, что они могли, – это ловить рыбу с пирса или выбираться в море на лодке для донной ловли в периоды затишья. Они рыбачили каждый день, не считая двух, когда удалось подстрелить пару птиц из большой стаи, которую загнал на остров ветер. Чтобы соответствовать членам заросшей банды Хэма, Перкинс отрастил бороду, которая, правда, была более короткой и привлекательной, чем у остальных. Наконец ветер утих и они смогли благополучно вернуться в порт. Макс взглянул на себя в зеркало.
«Если бы вы увидели меня с той жесткой седой бородой, точь-в-точь как у пирата, вы бы подумали, что единственное, на что я теперь гожусь, – это убийство. Они сказали, что я выгляжу как беглый капитан-кавалерист. Две недели я не мог бы без дрожи ужаса смотреть на самого себя. Я увидел себя таким совершенно новым, и для меня это был шок!» – писал Макс Элизабет Леммон.
А затем он поблагодарил Хемингуэя за один из самых счастливых периодов своей жизни.
Вскоре после визита Макса Эрнест уехал на ранчо в Монтане, чтобы приступить к работе над новой книгой – обширному исследованию испанской корриды, которое он упоминал в начале переписки с Перкинсом. Вскоре он сообщил редактору, что не получал почты и не заглядывал в газету несколько недель и что он находился в самой крепкой физической форме за много лет. Не считая легкого послабления в виде светлого пива, которое грозило прибавить несколько дюймов его талии и отбирало у него по нескольку часов каждый день, привычки Хемингуэя были спартанскими. Он работал шесть дней в неделю и за месяц написал около сорока тысяч слов. Более того, говорил он Максу, у него оставалось пива еще на шесть кружек, а значит, и на шесть новых глав. Когда Перкинс отправил ему утвержденную версию нового скрайбнеровского издания книги «В наше время» вместе с предложениями по улучшению и выборочному дополнению, Эрнест отбросил их и сказал, что слишком хорошо поработал, прорываясь вперед в новой книге, чтобы «свежевать дохлую лошадь».
Из книги Эндрю Скотта Берга «Гений. История человека, открывшего миру Хемингуэя и Фицджеральда» о великом редакторе Максе Перкинсе.

Jul 1, 2018 0 Comments

Leave a Reply

Your email address will not be published.

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

 
Highslide for Wordpress Plugin