Ежемесячный Журнал                             Monday 18th November 2019

Nov 1, 2019 0 Comments

Там, за поворотом

О пользе решения съехать с проторенной дороги

Ирина Павлова,
член редколлегии газеты «Парус-FL»,
худрук майамского театра «Курортный бульвар».

 

О пользе решения съехать с проторенной дорогиТак получилось, что в последние пару лет я очень часто езжу из Флориды в Нью Джерси и опять возвращаюсь домой. Полеты на самолете довольно однообразны, как правило, похожи один на другой и их трудно назвать приключением. Поездка на поезде без машины слишком долгая, а с машиной и долгая, и хороша только однажды. Поэтому, конечно, самое интересное – это поездка на машине, особенно для такого, как я любителя дальних и ближних дорог.
И вот, когда пришла пора очередной поездки на север, я, не сомневаясь, села за руль. Единственно, о чем подумала, как я буду избегать жуткого скопления машин в конце дня в пятницу вокруг Вашингтона, рассчитывая на то, что не буду спешить и раньше утра в субботу туда не попаду. А напрасно.
Впрочем, по порядку. Дорога по Флориде была привычно простой и обыденной. Зато уже в Джорджии начался дождь, перешедший в ливень, ехать пришлось медленно и не останавливаясь. В такую погоду не до достопримечательностей! Я все же остановилась заправиться и купить персики, ведь персики – едва ли не главная из немногочисленных достопримечательностей Джорджии. Кстати, не советую – дорого, неожиданно невкусно и некачественно. Куда лучше персики в Каролинах! Там большая ферма в городке с милым названием Флоренция, на границе Северной и Южной Каролины. Купив во Флоренции отличные, ароматные персики, я решила и на ночлег остановиться здесь.
А наутро поняла, что пятничного Вашингтона мне не миновать, если продолжу ехать по 95-му хайвею. Хорошо было бы свернуть на запад, в горы, но одна я побоялась, все же в горах, как пел Высоцкий, лучше вдвоем, в связке. И я поехала дальше на север.
Ричмонд был одним из городов, где я побывала в самом начале эмиграции, как только понятие «путешествие» начало входить в нашу жизнь. Я этот город почти не помнила, но, проезжая сквозь него и над ним по скоростной, всегда обращала внимание на остроконечный купол собора, стоящего настолько рядом с хайвеем, что казалось, открой окно и вытяни руку, до него можно дотронуться. И я решила – а почему бы нет? И съехала в город.
И первое, что я увидела, был указатель на музей Гражданской войны, куда я и направилась через лабиринт узких улиц, где смешались стили и краски старой архитектуры и модерна. Кстати, музей тоже находится внутри огромного современного больничного комплекса, деля с ним даже парковку. Чудесный дворик, цветочные клумбы. Вход в музей из полуподвала. В кассе мне сказали – идите быстрее, экскурсия уже началась, деньги за билет заплатите на выходе, – хотя я легко могла выйти и не заходя в кассу. Южная беспечность? Или уверенность в порядочности тех, кто пришел посмотреть этот немного наивный музей, гордящийся мебелью времен войны между Югом и Севером?
Почему-то этот музей мне напомнил усадьбу гетмана Мазепы, тоже переоборудованную в музей. Я вернулась в кассу, которая помещалась в обычном для любого музея магазине. Флагом конфедератов в нем уже несколько лет не торгуют. Говорят, нет спроса. Возможно, и так.
После заезда в Ричмонд мне совсем расхотелось ехать наезженной дорогой, поэтому я смело съехала, увидев указатель «Чизапикский залив». В той давней поездке в Вирджинию мы и там, на этом самом заливе. Не знаю, что потрясло нас тогда больше – военно-морской порт громадных авианосцев, куда возили экскурсии, даже не проверяя паспортов (правда, и на космодром тоже можно посмотреть, не предъявляя паспорта, чем не шок для бывшего советского гражданина?), мы видели, как матрос с борта забросил удочку с леской невероятной длины, ловил рыбу и махал нам рукой? Или мост-канал, показавшийся тогда бесконечно длинным, очень широким и, как и метро, построенный с перспективой на века?
Я долго ехала провинциальным хайвеем, мимо мелькали указатели на исторический треугольник, но мне уже не терпелось увидеть мост-канал. И каково же было мое разочарование, когда я проехала по сравнительно недлинному туннелю и такому же недлинному мосту… Я совершенно не узнавала ничего вокруг, сетовала на свою память, на восторженность новых эмигрантов. Но указатель по-прежнему вел меня по той же дороге, мимо тех же милых провинциальных городков. И через некоторое время я поняла, что это, не произведшее на меня впечатление сооружение было как бы пробой пера постройки основного: оказалось, что таких мостов-тоннелей, как минимум, два!
Основной, тот, что поразил тогда, 25 лет назад, действительно огромен, его длина 28,5 километра, это великое инженерное сооружение, совершенно лишенное величественности. Я ехала по мосту, вертела головой, презрев требования безопасности, и не могла удержаться, сама себе кричала: «Боже, какая же красота!». К сожалению, насыпной остров, где можно было остановиться в рыбный ресторан и сфотографировать удивительное чудо Чизапикского залива, находился на реставрации, поэтому возможность сделать снимки мне предоставилась только в самом конце, перед последним из мостов. К сожалению, фотографии не могут передать величия этого сооружения. Но, поверьте, ради испытанного мною восторга стоило съехать с хайвея.
А дальше я ехала по дороге вдоль атлантического побережья Вирджинии, очень напоминающей одновременно и северный Кейп Код, и южный Ки Вест. Вокруг были рыбацкие поселки, со стороны кажущиеся дачными. Вот промелькнула ярко раскрашенная будочка. Помните американскую версию «Станционного Смотрителя»? Там в такой продавали хот-доги. Эта была очень похожа, только продавались в ней булочки не с сосисками, а с лобстерами. А вот еще интересная лавка, в которой продают куски утонувших деревьев, прибитых к берегу. А в магазине неподалеку от этой лавки продается мебель, сделанная из такого дерева.
Но я понимала, что удлинила свою и так неблизкую дорогу как минимум на 250 миль, поэтому ехала без остановок, просто продолжала поглядывать в разные стороны и понимая, что могу остановиться в следующий раз, когда мне захочется миновать Вашингтон. Несколько раз вдоль дороги мелькнул указатель на ресторан под заманчивым названием «Ферма Ракушек». Мне все равно нужно было сделать остановку, и я в очередной раз свернула с дороги и въехала в поселок, который был, как близнец похож на городки во Флориде, куда мне приходилось ездить, сопровождая редакцию журнала «Флорида». Но указатель на ресторан и смешанные чувства голода и любопытства толкали меня вперед.
Ферма оказалась небольшим, совсем новым комплексом, расположенным вдоль округлого мыса. Он был похож на наши флоридские закрытые комплексы для пожилых людей. Но это было только внешнее сходство. На самом деле в этот комплекс можно приехать на выходные и в отпуск, отдохнуть и порыбачить, или поесть свежайшие ракушки, рыбу или лобстеров, которых ловят в нескольких метрах от веранды ресторана живущие в этом же комплексе рыбаки. Кстати, именно в этом ресторане я съела самые вкусные в жизни лобстер-роллы, которые очень люблю и никогда не упускаю возможности отведать.
И хотя дорога нблизкая, только для того, чтобы провести в этом комплексе пару дней, я бы посоветовала проехать по ней тех, кто уже на пенсии и не считает оставшиеся до конца года отпускные дни.
В общем, я ничуть не пожалела, что свернула с накатанной дороги. Тем более, что дальнейшие праздники и выходные в Нью-Джерси я проводила нетрадиционно. Сначала вместо обычных походов в театральный дистрикт мы пошли в пешую прогулки по Гарлемским высотам. Нас сопровождал чудесный гид Володя Давиденко. Он показал нам Нью Йорк, которого мы, не знали: построенные голландцами исторические кварталы, старейший университет, дом, в котором жил Поль Робсон и где каждое воскресенье уже больше 40 лет проходят бесплатные джазовые концерты. И изумительное кафе эфиопских евреев, где вкусно кормят, говорят на иврите, в субботу вечером танцуют, а перед входом продают отличные картины.
А в следующие выходные вместо обычного посещения одного из манхэттенских музеев мы поехали в Филадельфию в музей Барнса, который просто потряс и смешением времен и стилей, и судьбой коллекционера, сумевшего собрать огромную коллекцию Ренуара, Сезанна, Пикассо, Модильяни, Сутина. Коллекцию настолько необычную, что я уже сутки продолжаю обдумывать причины, по которым именно эта картина Сезанна висит рядом с Тинторетто, русской иконой пятнадцатого века и японской гравюрой десятого. Картину настолько огромную, что примерно с пятого зала начинаешь воспринимать работы Ренуара, как рисунки на обоях. Мы вышли на улицу. Там тоже царило смешение времен и стилей. Очень интересный город, обязательно нужно сюда вернуться, тем более, что здесь, как в Вене, целый музейный квартал.
А на следующие выходные мы возможно поедем в уже осенний Вермонт, а не в лес, где каждый год уже несколько лет подряд мы собираем лисички. Да и не грибное в этом году лето.
Фото автора.

Nov 1, 2019 0 Comments

Leave a Reply

Your email address will not be published.

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

 
Highslide for Wordpress Plugin