Ежемесячный Журнал                             Wednesday 14th November 2018

Nov 1, 2012 0 Comments

Новое имя

Два рассказа

Дмитрий Ермаков

 

БАЛКОН

Утром он, как обычно перед работой, напился чаю и вышел на балкон покурить.
Его жена тоже собиралась на работу. Увидев незапертую балконную дверь, подумала: «Вечно одно и то же: накурился и сбежал на работу, а дверь мне за него закрывать», – она презрительно поморщилась и защелкнула шпингалеты. Оделась. Подвела перед зеркалом губы помадой и вышла из квартиры. Сердито простучала каблуками по лестнице с пятого этажа до первого и по тротуару.
Человек на балконе, куривший вторую сигарету, даже слышал тот каблучный перестук под окном. Замяв сигарету в консервной банке, он поднялся с низкой скамеечки (потому жена и не увидела его) и дернул дверь в комнату, удивленно хмыкнул и дернул еще раз, дверь не поддалась. Постучал негромко. Стучать громче или кричать он не решился, как-то не хотелось беспокоить соседей. Сотовый телефон остался в комнате…
Впрочем, погода была великолепная, солнышко выглядывало из-за дома напротив, обещая теплый и не дождливый день. На балконе стояла тумбочка полная старых газет, там же лежали три пачки сигарет, а на нижней полке банки с прошлогодними компотами и вареньями…
Он вытащил кипу газет, открыл банку компота, сел на скамейку, закурил, жмурясь на солнышко…
Все же верилось, что не совсем бесполезен он на этом свете. Но никто не хватился его, не искал. И человек даже немного обиделся. Но потом подумал, что ведь, если честно-то, сбылась его мечта – вырвался из житейской колеи, в которую сам себя и загнал (дом – работа), которая давно ему ненавистна, из которой уже и не надеялся выскочить, о которой уже и не думал, убедив себя, что живет правильно. А, оказалось, и всего-то нужно – задержаться на балконе.
И он успокоился, и уже не думал о том, чтобы как-то уйти с балкона.
Работал он в одной конторе. Кем? Ну, скажем, чиновником. Не высшего ранга, так – помощник какого-то «зама».
Помощников у «зама» несколько, так что он и не вспомнил о нашем герое. Ну, а другие сослуживцы… – да мало ли куда могут услать помощника, лучше и не беспокоиться.
Впрочем, зарплата ему в конце месяца была начислена исправно и переведена на электронную карточку.
Да, прошел месяц.
«Сбежал, все-таки, паразит!» – решила жена и перестала о нем думать. Ее сейчас больше волновала возможность занять в своей конторе освобождавшееся место начальника, да начинавшийся флирт с «замом» начальника департамента.
… Когда кончились сигареты, он мучился дня три – потом, как отрезало, не хотелось. Голод мучил дольше. Питье – компоты – он экономил, но и они закончились.
Все газеты перечитал. А были здесь – «Спидинфо», исправно покупаемая и читаемая супругой, да газеты бесплатных объявлений, которые тоже исправно, будто бы сами собой, появлялись в почтовом ящике дважды в неделю.
… Он уже почти все время лежал, сделав себе подстилку из тех же газет. В мир глядел через щель между досок балконной стенки. Видна была часть дороги и первый этаж дома напротив: то человек пройдет, то кошка пробежит, то машина пропылит по дороге.
Человек лежал и ему казалось, что всем своим существом он погружается в горячую фиолетовую трясину… На перила села птица со светлым оперением. Круглым глазом, повернув головку, поглядела на него и улетела. А когда он снова открыл глаза, пытаясь вырваться из горячечной мути, птица опять сидела на перилах. Увидев его взгляд, она кивнула и слетела, зависла, трепеща крылышками, над его лицом и ткнулась клювом в его сухие губы…
Много ли уместится в клювике… Но этот глоток остудил горячку. И абсолютно четко он вспомнил: было детство, он болел свинкой. Долго болел. Родители перевезли его к бабушке, им-то надо было работать. Гулять было нельзя. Но бабушка, укутав его в свой пуховой платок, выводила на балкон. И весь мир огромный открывался ему с того балкона…
Укладывая спать, бабушка гладила его по голове. «Всякий-то вздох твой Боженька слышит…», – говорила, сама вздыхая… И те выходы на балкон, и те, казалось, давно забытые слова бабушки, осознались сейчас гораздо более значимыми, чем вся последующая жизнь… И он улыбнулся и вздохнул…

 
 

ЖЕЛЕЗНЫЙ РУБЛЬ

Я учился в пятом или шестом классе. Приятель моего старшего брата уезжал куда-то далеко, в Сибирь, заходил к нам домой попрощаться. Увидев меня во дворе, подозвал и дал железную монету – рубль.
- Погуляй за мое здоровье.
Я зажал рубль в кулак и сунул в карман.
Весь вечер этот рубль не давал мне покоя, то и дело я нащупывал его, и он был теплый от моей ладони. Мне почему-то особенно нравилось, что рубль не бумажный, а железный.
И засыпая, я думал, как буду завтра гулять «за здоровье» того замечательного парня. Я уже все решил для себя.
Утром ушли на работу родители, брат. Уходя, мать потрогала мой лоб.
- Голова не болит?
- Нет, мама.
Я оделся в школьную темно-синюю форму с металлическими пуговицами, переложил монету в карман школьных брюк. И пошел не в школу, а в центр города.
Утро было чистое, тихое. В своем районе я шел так, чтобы не встретить одноклассников или, тем более, учителей. Почему-то побоялся ехать на автобусе.
Лишь в центре города я понял, что вышел из дома рано – кинотеатр был еще закрыт.
Мне совсем не думалось, что я поступаю плохо, прогуливая уроки. Наоборот – радостно было и немного тревожно даже здесь, где в это время меня не мог увидеть никто из знакомых.
Открылся киоск «Мороженое», и я, наконец, разменял рубль. Купил молочное мороженое в картонном стаканчике за десять копеек. Сверху мороженое было закрыто бумажным кружком, который я аккуратно снял и прилепил к стаканчику снаружи.
Теперь в моем кармане была целая горсть мелочи и, казалось, что денег стало еще больше.
Я сидел в скверике, ел мороженое шершавой с округлыми концами палочкой, иногда тревожно взглядывал на редких прохожих. Мороженое быстро таяло от солнышка и моей руки, и остатки его я уже допивал.
Наконец, открыли кинотеатр, начали продавать билеты на первый сеанс. И я потратил еще двадцать копеек.
Людей в зале было мало. Всего-то человек десять. «Интересно, а почему они здесь? Может, тоже убежали? Счастливы ли они также, как я?»
Нет, пожалуй, ничего такого я тогда не думал. Я смотрел фильм про какого-то влюбленного матроса. И долго еще после того дня крутилась на языке дурацкая присказка главного героя фильма: «У матросов нет вопросов».
После темного кинозала солнечный свет ослепил. Я съел еще одно мороженое, выпил газировки с сиропом из автомата. Почему-то не захотел прокатиться на карусели в детском парке. Оставалось лишь возвращаться домой.
Дома я разложил на столе учебники, будто бы делал уроки, лег на диван, закрыл глаза и вспомнил этот день, еще и не кончившийся. В кармане оставалось пятьдесят семь копеек, но я уже знал, что такого дня в моей жизни теперь долго не будет.
И никто не узнал о моем побеге. Даже в школе на следующий день не спросили, почему меня не было…
…Так и живу. Грех жаловаться – не хуже других. Но в кармане у меня снова железный рубль. И я все-таки убегу. И вернусь.

Дмитрий Ермаков
г.Вологда

Tags: ,

Nov 1, 2012 0 Comments

Leave a Reply

Your email address will not be published.

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

 
Highslide for Wordpress Plugin