Ежемесячный Журнал                             Tuesday 18th September 2018

Feb 1, 2014 1 Comment

Новое имя

Разные люди

Анна Векшина

 

Голландские розы

работа «Все возможно» минского художника Валентина ГубареваОдоевцева очень страдала от того, что ей никто не дарит голландские розы желтого и красного цвета. Даже на день рождения ей обычно дарили мимозы, хотя она упорно повторяла, что на всю жизнь возлюбила именно шипованные цветы.
От отчаяния Одоевцева целенаправленно связала свою жизнь с хмурым цветочником с соседней улицы. Но к ее удивлению, цветочник так вдохновился новым семейным счастьем, что перестал хмуриться, забросил свои посадки и принялся заниматься живописью.

 

Романцева и Петровский

Романцева неожиданно воспылала  любовью к Петровскому. Срочно научилась готовить голубцы и вязать разные вещества из собачей шерсти. Петровский удивился поведению Романцевой, купил в магазине три прибалтийских баночки кильки в томате, взял канистру спирта и в срочном порядке отбыл на дачу волноваться.
Когда посиневший Петровский вернулся из недельной проспиртовки, обнаружил, что Романцева уже обула завхоза Комаровского в вязаные носочки и скормила ему все голубцы.
Так Петровский понял, что означает простое женское непостоянство.

 

Костюм

Бабин принес в комнату костюм из хлопчатобумаги, чтобы ходить по субботам на танцы. Хлобчатобумага была в синюю полоску, а танцы – в саду Баумана, то есть совсем рядом с тем местом, где проживал Бабин.
Незамедлительно Бабин сорвал с пластмассовой  вешалки костюм и облачился в новую хрустящую ткань. Он прошелся лошадиными шагами по комнате и из-за того, что ходил  по кругу, стал еще больше походить на лошадь.
Тогда Бабин встал ровно напротив зеркала и стал красоваться: то на запад посмотрит, то на восток.  Накрасовавшись стоя, Бабин взял коричневый стул с оторванной спинкой и стал красоваться сидя. Затем он пригладил воротник и лег на голый паркет. Бабин так понравился сам себе в костюме, что  решил немного припоздать на танцы. «Все равно народ еще отсутствует. Лампочки не зажгли. Музыка вялая», – сам себе объяснил Бабин и снова сел на стул, потому что силы немного его покидали – красовался Бабин на совесть.
Через некоторое количество полезно проведенного времени, Бабин решил, что его костюм в синюю полоску слишком хорош для танцев: пока двигаешься и машешь руками- он может помяться, испачкаться или просто в конце концов порваться. От этих мыслей Бабиина бросило в жар, а потом и в пот. Жаркий и потный, Бабин начал снимать с себя бумагу с хлопком в синюю полоску и медленно, очень аккуратно, чтобы не повредить ворсинки, повесил костюм обратно на вешалку.

 

Инженер Соснов

Инженер Соснов сидел на пружинном матрасе в единственных трусах своих и никак не мог вспомнить: он перестал быть инженером Сосновым и, вследствие этого спился, или он сначала спился, а уже потом перестал быть инженером Сосновым.

 

Профессор Смоляков

Профессор Смоляков был очень умным и важным профессором. На носу у него жили очки, а в руках кожаный портфель, потертый временем. Из-за этих аксессуаров он выглядел еще более умным. Все очень любили профессора: почтительно с ним здоровались и пропускали вперед себя обедать в столовой.
В одно хмурое утро профессор Смоляков в очках и с портфелем пришел в институт и удивленно подергал закрытую дверь. Рядом на стене скотчем была приделана надпись «институт закрыт».
Так профессор Смоляков перестал быть профессором, а стал просто Смоляковым.

 

Коробочкин

Коробочкин осознавал себя правоверным христианином: любил Бога, собирал иконы, читал беллетристическую литературу и мечтал скопить средства на экскурсионное путешествие в Иерусалим. И все-таки, осознаниям Коробочкина постоянно мешали злостные вредители. Первым вредителем значилась горькая пьяница Циплакова, приходившая просить двадцатку до несуществующей зарплаты.  Коробочкин был вынужден хамить ей и не отпирать дверь. Вторым вредителем был иностранный гость  Конокбек, который каждый четверг отвлекал Коробочкина своим предложением купить у него  картошку  или какие другие ворованные полезности на льготных условиях. А третий вредитель была тетя Палаша из Вешних Лук, которая любила справляться по телефону о здоровье Коробочкина, чем приводила правоверного христианина в неописуемое бешенство.

 

Глаз

У Рюшкиной все было прекрасно в жизни: два счастливо закончившихся  брака, два подростковых ребенка, одно высшее образование геодезиста и полторы ставки воспитателя в детском саду. Единственное, что беспокоило пытливый ум Рюшкиной – отсутствие живых  растений. В ее маленькой безоконной квартирке цветы продолжали жить совершенно непродолжительное количество времени.
В одно прекрасное утро, внимательно рассмотрев себя в оба имевшихся в безоконной квартире  зеркала, Рюшкина наконец диагностировала, что причина этой беды кроется все-таки в том, что правый глаз у нее чуть-чуть больше левого. Пораженная таким неожиданным подтверждением причины своего горя, Рюшкина незамедлительно начала собирать средства на пластическую операцию.

 

Касаткина

Касаткиной было уже прилично лет, а она никак не могла решить главный вопрос своей жизни: какой же цвет занавесок в гостиной ей нравится больше: розовый или коричневый. С экзистенциальной проблемой Касаткиной никак не могли совладать ни духовник о. Иннокентий (в миру Иван Веселов-Развеселов), ни потомственная ясновидящая Магда (в девичестве Катя Иванова, и Екатерина Пляска после неудачного замужества), ни мастер Рэйки Хасан (Коля Петров до десятого класса, Николай Петрохов после одиннадцатого, Ник Петрушаев в день получения первого срока), ни раскладчица таро Янина Светнесущая (Аня Светикова до изменения имени и фамилии в паспортном столе), ни старовер Лучезар Добролюбов (Леонид в греховной жизни) ни известный психо-астролог Бронислав Красимир (Боря Коган, бывший студент Харьковского  института радиоэлектроники), ни даже правоверный буддист Камала  (Бывший член Политбюро ЦК КПСС Федосеев). Поэтому, подождав еще один неприличный год, Касаткина сняла трубку телефона и записалась на прием к психоаналитику Звереву Н.С. (бывший военный врач, ветеран первой и второй чеченской кампании)

 

Театр и Васиков

Васиков имел две страсти в жизни: театр и бывшая сокурсница Хлопушкина.
Любовь с театром у Васикова была мучительно-невзаимной: его уволили сначала из муниципального, потом вежливо попросили уйти из любительского, а из студенческого он ушел сам, предварительно посадив себе печень.
Любовь с Хлопушкиной не складывалась примерно по такой же схеме: сначала она попросила его одну ночь поспать на диване, потому что приехала подруга из Казани, потом резко ударилась в занятия бхакти-йогой в местном ДК, а свою зубную щетку Васиков уже забрал сам, потому что брезговал отпечатками зубов чужих мужчин.

В оформлении использована работа «Все возможно» минского художника Валентина Губарева.

Анна Векшина
Москва

Tags: ,

Feb 1, 2014 1 Comment

1 Comment

  1. Владимир Эйснер says:

    Уважаемая Анна!

    Говорят, умение писать короткие рассказы – признак таланта.
    Если так, то у Вас бо-о-ольшой талант, ибо рассказы о-о-чень короткие, о-о-о-чень крепкие и врезаются в память с силой метеорита.
    Благодарю!

Leave a Reply

Your email address will not be published.

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

 
Highslide for Wordpress Plugin