Ежемесячный Журнал                             Tuesday 18th September 2018

Nov 1, 2010 0 Comments

Капитанский мостик

Без срока давности

Михаил Ландер
капитан дальнего плавания

 

Старый морской анекдот:

«На тонущем корабле пассажир спрашивает капитана:
- Далеко ли до земли?
- Одна миля, сэр.
-А в каком направлении?
- В вертикальном, сэр».

За годы моего морского образования, самым тяжелым для меня факультетом было «Международное морское право» – хитрая наука, пытающаяся втиснуть все необъятное в рамки законов. Изучение ММП велось с первого до последнего курса и выносилось на госэкзамен. Поскольку опытных специалистов по морскому праву было мало, для чтения лекций привлекались юристы из пароходства или морского арбитража. Эта наука давалась тяжело всем курсантам – муки скорозаписи конспектов, зубрежка многочисленных законов и положений, хотя все заранее знали, что ее, эту науку, придется изучать всю жизнь.

Если кратко, то Международное морское право – это совокупность принципов и правовых норм, устанавливающих режим морских пространств и регламентирующих отношения между государствами по использованию океанов и принцип свободы открытого моря. Во, как хитро заворочено!

И еще, из этой же оперы: «принцип исключительной юрисдикции государства над судами своего флага в открытом море». Если перевести на человеческий язык, это значит, что где бы ни погиб корабль, он продолжает принадлежать своей стране.

Например, все драгоценности, поднятые и не поднятые с испанских галионов у берегов Америки, принадлежат Испании. Золотые слитки госбанка СССР погруженные в Мурманске на английский крейсер «Эдинбург», погибшего при боевом столкновении в Баренцевом море, были подняты голландскими водолазами и возвращены владельцу – СССР.

Конечно, подъемные работы бесплатно не делаются – это очень дорогостоящeе удовольствие, но львиная доля поднятого имущества принадлежит государству, под флагом которого этот корабль плавал. Институт морского права не признает срока давности. Поэтому морские страховые компании могут после выплаты судовладельцу страховой суммы за утраченный пароход с грузом и имуществом провести свое тщательное расследование любой аварии, чтоб определить виновника и взыскать с него хоть часть денег. Каждая страховая компания имеет своих асов-юристов, знатоков морского права, которые годами докапываются до истины.

В мировой практике известно много случаев, когда судовладельцы умышленно устраивали столкновения в океане, предварительно застраховав на огромную сумму пароход и груз. Для этого нанимали капитана с безупречной репутацией (если он соглашался) и умело разрабатывали столкновение так, чтобы виновным было признано другое судно. После аварии такой капитан больше плавать не мог – он попадал в черные списки страховщиков “single-use drowned” (одноразовый утопленник). Но ему больше плавать и не надо было, – за эту операцию компания обеспечивала его на всю жизнь.

Иногда судебные тяжбы тянутся десятилетиями. Вот классический пример судебного разбирательства длиной в 72 года с 1930 по 2002. Речь идет об аварии бразильского пассажирского парохода «Принцесса Мафильда», затонувшего в ста милях от Рио-де-Жанейро на глубине более тысячи метров.

Согласно показаниям капитана, экипажа и пассажиров пароход наткнулся на риф. Но как мог оказаться риф на такой глубине? Фантазия! Сомнение в правдивости вызвали и показания нескольких кочегаров. Агенты страховой компании принялись распутывать причину катастрофы.

А развивались события вот как.

1927 год. Штормовая осенняя Атлантика изматывала пассажиров парохода «Принцесса Мафильда», идущего из Гибралтара в Рио-де-Жанейро. Утром 27 октября океан стал утихать, засветило яркое солнце, заголубело небо. Капитан приказал главному механику дать максимальные обороты. Лайнер прибавил ходу, наверстывая время. К вечеру заиграл оркестр, заполнились бары и рестораны, по палубам прогуливались нарядные пассажиры. До Рио-де-Жанейро оставалось около ста миль. Неожиданно под кормой раздался скрежет, и лайнер сбавил ход, а через некоторое время главный механик доложил капитану о поломке гребного вала, который пробил борт, и через пробоину поступает вода. «Принцесса Мафильда» медленно стала крениться на борт, оседая на корму.

Пассажиров охватила паника: пронзительные крики женщин и детей, пробки в проходах и на трапах, чемоданы над головой и рев обезумевшей толпы. По радио подали международный сигнал бедствия. Через два часа к гибнущему лайнеру подошел английский пароход «Эмпайр Стар» и многие пассажиры начали прыгать в воду, чтобы вплавь добраться до него. То здесь, то там из воды раздавались крики, и люди, взмахивая руками, исчезали в пенящемся водовороте. Возле опрокинувшейся шлюпки мелькнуло длинное тело с косым плавником. Обезумевшая от крови стая акул напала на людей.

Через некоторое время к тонущему судну подошли французские пароходы «Формоза» и «Моселла», голландский «Алгена» и бразильский эсминец. Корабли светом прожекторов и холостыми выстрелами пытались отпугнуть акул, но хищники набрасывались даже на шлюпки, перекусывая весла. «Принцесса Мафильда» легла на левый борт, а хлынувшая в иллюминаторы вода опрокинула пароход, который стал быстро погружаться в пучину.

Из 1259 человек, находившихся на борту, удалось спасти 845, остальные погибли: многие люди умерли от ран, нанесенных акулами; у многих спасенных была расстроена психика.

Началось расследование. Воспользовавшись гибелью главного механика, капитан заявил под присягой, что «Принцесса Мафильда» наскочила на не обозначенный на карте риф.

О докладе главного механика капитану на мостике никто не знал, ибо разговор шел по телефону, но несколько человек из машинной команды этот доклад слышали, а два кочегара видели пробоину в бункерном отсеке и успели выскочить из него. В ход пошли посулы, угрозы, подкупы, лжесвидетельства. И только много лет спустя мир узнал правду о трагедии «Принцессы Мафильды».

В 1980 году американский ученый профессор океанографии Роберт Баллард создал подводный управляемый робот «Арго», позволивший обследовать на огромных глубинах, с прекрасной четкостью изображения, любые затонувшие предметы. Так были найдены, обследованы и установлены причины гибели двух американских атомных субмарин «Трешер» и «Скорпион». Потом дошла очередь до немецкого линкора «Бисмарк», а затем – и «Титаника».

Кстати, впервые в мировой практике англичане отказались от своих прав на имущество, чем и воспользовались любители разбогатеть. Летом 1987 года французские подводники на аппарате «Наутилус» добрались до «Титаника» и подняли более восьмисот предметов. Среди них – уникальная резная шкатулка и саквояж с драгоценностями. Годом позднее бывший торговец автомобилями англичанин Джорж Туллок вложил в экспедицию к «Титанику» 20 миллионов долларов и не безуспешно: он поднял на поверхность более пяти тысяч вещей. Выставка и аукционная продажа раритетов с лихвой окупила все расходы. Даже кусочки угля впаянные в специальную прозрачную коробочку продавались по 25 долларов.

Однако вернемся к истории с «Принцессой Мафильдой». Поскольку бразильская судоходная компания застраховала пароход у французской компании «Веритас», и его гибель после расследования квалифицировалась как «форс-мажор», судовладельцы получили страховую премию. Но весной 2002 года французские подводные специалисты после месячных поисков обнаружили и обследовали «Принцессу Мафильду». Она лежала на левом борту на глубине 1250 метров на песчаной равнине. Корпус хорошо сохранился, никаких пробоин или повреждений не нашли. Однако обнаружили, что правый винт с концевым валом оторван, а лопасть винта влезла в корпус, сделав пробоину.

Это было невероятно. И тогда юристы «Веритаса», как цепные псы вцепились в старые протоколы дознаний и наткнулись на показания кочегаров. Подняли судовые журналы, технические спецификации и выяснили, что капитан для увеличения скорости приказал дать максимальные 150 оборотов вместо разрешенных техническим формуляром 125-ти. О том, что этого делать нельзя капитан знал. При максимальных оборотах появилась сильная вибрация и разбалансировка винтов, в результате чего концевой вал вышел из гнезда и крутящийся винт пробил корпус. Никакого рифа даже поблизости не было.

И хотя капитана «Принцессы Мафильды» давным давно не было в живых и дважды поменялась судоходная компания, французы вернули из Бразилии 50% страховых денег плюс 15% – за ложные показания. Остальные деньги взыскали с немецкой судостроительной фирмы, строившей пароход, за технические дефекты, не указанные в страховке. Отдельным иском страховая компания взыскала с виновников затраты за подводные исследования. В целом на все это ушло более восьмидесяти лет. Вот что такое Международное морское право.

И, напоследок, еще один морской анекдот:

«Капитан! Мне не хотелось бы лишний раз вас беспокоить, но час назад моя жена упала за борт».

Михаил Ландер
капитан дальнего плавания
Майами

Tags: ,

Nov 1, 2010 0 Comments

Comments are closed.

Highslide for Wordpress Plugin