Ежемесячный Журнал                             Saturday 17th November 2018

Apr 1, 2012 0 Comments

Новое имя

Шаг в сторону

Леонид Альтшулер

 

КОЛЕСО МИСТЕРА СМИТА

Доктор Зак грустил в ожидании интересной истории. Истории, достойной его гениального писательского пера, не было. Все было банально, тривиально, скучно и наводило на мысль о бренности существования тела и души, мечущейся и скулящей в материальности двадцать первого века.
«Ну, приди, приди, интересный больной», — мечтал доктор, одержимый писательским зудом в области поясницы, распространяющимся на обе ягодицы.
«Тук-тук», — кто-то постучал тихонько в дверь, и доктор интуитивно почувствовал, что сейчас произойдет нечто. Он был подобен охотнику, замершему неподвижно в кустах в ожидании косули, гонимой львицей.
Пациентом оказался мистер Смит, человек средних лет, скромный, интеллигентный, в больших очках, закрывающих от злых взглядов две трети лица. Очки были темными, подбородок — небритым и маленьким, а оба уха изогнуты буквой Г. Он прокашлялся, сел в кресло и снял очки, открыв большие черные испуганные глаза.
- Не знаю, что и сказать, доктор, — тихо и нерешительно выдавил мистер Смит, приложив ладони к груди, — странно. Я, наверное, сумасшедший, да? — Он встревожено покрутил головой в разные стороны. — Ничего подобного со мной в жизни не случалось, — добавил он, нервно выдирая кусочки материи из ручки кресла.
- Извините, — попросил доктор Зак, — новое кресло.
- Да-да, конечно, — сконфуженно произнес мистер Смит, вырвав достаточно большой кусок ткани, — вы меня, доктор, наверное, отправите в госпиталь, — прошептал он. — Я сошел с ума, понимаете?
- Конечно, — уверенным тоном ответил доктор Зак, — сумасшествие — моя профессия. Расскажите все по порядку.
Мистер Смит посидел молча, чихнул, вытер нос салфеткой, посмотрел внимательно на доктора и спросил:
— Доктор Зак, вы когда-нибудь чувствовали себя как белка в колесе?
— Конечно, — без запинки ответил доктор. — Всю жизнь.
— Тогда вы меня поймете, — немного успокоился мистер Смит, — вам ничего не надо объяснять. Хочу вас спросить: что будет, если белка смертельно устанет, а колесо будет продолжать вращаться?
Доктор оценил философскую глубину вопроса. Он живо представил себя, почему-то совершенно голого, но в галстуке, бегущего в громадном вращающемся колесе. У него в руках был портфель, на губах — пена, лицо небритое, уставшее и изможденное. Колесо не обращало внимания на доктора Зака и вращалось с бешеной скоростью. Он кричал и просил кого-нибудь колесо остановить. Вокруг не было ни души. И вдруг он понял, что это он, доктор Зак, сам вращает колесо. Доктор с удивлением открыл глаза, обнаружив пациента, с любопытством уставившегося на него двумя маленькими, бегающими туда-сюда мышками-глазками. Доктор Зак сконфузился. Ему показалось, что пациент прочитал его мысли. Это было нехорошо, потому что необходимо сохранять дистанцию между врачом и пациентом для лучшего терапевтического эффекта.
— Доктор, — промямлил мистер Смит взволнованным голосом, — я помню тот день… — он внезапно перестал говорить, вытянул длинную шею вперед, а голову наклонил чуть-чуть вбок, как бы прислушиваясь к чему-то.
— А здесь что? — он ткнул дрожащим пальцем в дверь.
— Это дверь, через которую вы вошли в кабинет, — объяснил доктор Зак.
— Да-да, конечно. — Мистер Смит задвигался, пытаясь найти удобную позу, но это было сложно: нервные конечности крутились в своем ритме.
— А это? — мистер Смит указал на другую дверь.
— Другой кабинет, — продолжал объяснять спокойным тоном доктор Зак. — Коллега ведет прием. Вы чего-то боитесь?
— Нет-нет… я устал бояться.
— Почему бы вам не рассказать, что случилось, — предложил доктор Зак, немного раздраженный тем, что постоянно представлял колесо и себя голым, бегущим в нем.
— Я проснулся однажды, — начал мистер Смит. — Да… все было, как обычно, никаких проблем. Помню, поел, оделся, вышел из квартиры, спустился по лестнице, открыл дверь и… — он замер, широко раскрыв глаза, глядя в никуда, руки зависли в воздухе, а голова запрокинулась назад.
— Да, — доктор Зак нервно постучал пальцем по столу. — Вы открыли дверь и…
— …И обнаружил себя снова на кухне. Жена Ксюша готовила кофе, а сын одевался в школу. Помню, что почувствовал легкое головокружение, страх; на мгновение показалось, что это сон. С другой стороны, как же я мог проснуться полностью одетым, стоя на кухне с портфелем в руке? Странно, чрезвычайно странно, я ничего не понимал.
Доктор Зак с интересом слушал, подыскивая объяснение происшедшему в психиатрическом справочнике, который держал в памяти.
«Ты вернулся? — спросила меня Ксюша, кружась по кухне. — Забыл что-нибудь?»
«Нет-нет», — промямлил я растерянно, пытаясь понять, что к чему.
«Ты немного бледный, — сказала она, мельком взглянув на меня. — Плохо себя чувствуешь?»
«Да ничего, голова разболелась. Где тайленол?»
«Посмотри на полке».
Голова болела страшно. Я вспомнил, что вчера мы ходили в гости, где я много выпил. «Вот и объяснение», — решил я и немного успокоился. Я принял таблетку, запил водой, вышел из квартиры, спустился по лестнице, открыл дверь и…
Доктор Зак широко открыл глаза, приготовившись услышать интересное продолжение, но глаза мистера Смита были раскрыты шире.
-…оказался дома, на кухне. Я так испугался, что не смог устоять на дрожащих ногах и упал на стул. Портфель выпал из рук, перед глазами поплыли разноцветные круги, стало тяжело дышать. Ксюша увидела меня, растерянного, дрожащего и закричала:
«Я сто раз говорила, чтобы не пил много… Ой! Что я забыла?! — Она покрутилась на месте, вращая головой в разные стороны. — Ах, да! — жена схватила пачку сигарет и пулей вылетела из кухни. Она опаздывала на работу».
Доктор Зак почувствовал, что увлечен историей. Он предвкушал интересный рассказ. Перед богатым воображением доктора пациент прыгал из кухни на улицу и обратно — голый, но в галстуке.
— Мне показалось, что я схожу с ума, доктор, — продолжал мистер Смит. — Что происходит? Рубашка стала мокрой и намертво прилипла к спине. Я сделал попытку встать, — это было тяжело, ноги дрожали.
— Да, — доктор Зак с пониманием кивнул головой, полной творческих идей.
— Я ущипнул себя за ногу и чуть не вскрикнул от боли, убедившись, что это не сон, а жуткая реальность. Перед глазами пронесся сумасшедший дом, где я окончу существование.
Мистер Смит глубоко вздохнул и продолжал:
- Я сбежал вниз по лестнице, толкнул парадную дверь, ведущую на улицу, и через мгновение стоял в гостиной квартиры, где увидел жену. Ксюша перед зеркалом накладывала крем на лицо.
«Что случилось? — в ее глазах я заметил испуг. — Я думала, ты ушел. Опять что-нибудь забыл?»
«Нет, нет, — повторил я растерянно, — не знаю, что происходит…».
Я закрыл лицо дрожащими руками, пытаясь понять, что к чему. Но разумные мысли исчезли. Остался страх.
«Послушай, — продолжала она, — ты, наверное, болен, почему бы не измерить температуру?»
«Температуру?» — поинтересовался я, глядя безумным взглядом человека, внезапно заблудившегося в многочисленных реальностях бытия.
— Конечно, — понимающе кивнул головой доктор Зак. Реальности, параллельные и перпендикулярные, были любимой темой доктора Зака для разговора и размышления.
«Да, температуру, — подтвердила Ксюша, подойдя ближе и взглянув с тревогой на мое бледное, красновато-зеленоватое лицо. — У тебя понос? — спросила она. — Сейчас свирепствует грипп с температурой и поносом».
«Понос?» — переспросил я, чувствуя, что необходимо срочно бежать в туалет, пока не поздно.
«Почему бы тебе не сходить в туалет и не проверить? — резонно предложила она и, мельком взглянув на часы, завопила: — Господи! Опаздываю! Босс убьет!»
Ксюша стала прыскать на себя духи, а я что есть духу побежал в туалет, на ходу расстегивая штаны. Распахнув дверь туалета, я остановился как вкопанный, забыв, что я без штанов и зачем я туда бежал».
— Интересно, — заметил доктор Зак, с удовольствием почесав затылок.
Пациент широко раскрыл глаза, вытянулся по направлению к доктору Заку и прошептал:
- Прямо передо мной, на стульчаке, со спущенными штанами, сидел президент компании, где я работаю, и читал газету. У него был с очень сосредоточенный вид. Он спокойно на меня посмотрел и произнес невозмутимым тоном: «Вы не могли бы подождать несколько минут? Я сейчас закончу и освобожу место».
«Хорошо», — тихо ответил я, закрывая дверь и чувствуя, что вот-вот потеряю сознание.
«Ну? — крикнула Ксюша издалека. — Понос? Если да, то прими лекарство. Оно на полке. Иди в кровать и пей побольше жидкости».
Я услышал, как хлопнула дверь. Почему-то, не падая в обморок, я решил еще раз открыть дверь туалета, чувствуя сильный позыв. Кишечник сокращался в страшных судорогах, испуганный происходящим. Открыв дверь, я увидел своего лечащего врача. Он стоял в белом халате, ожидая увидеть меня, как только я открою дверь. Врач сделал шаг вперед, приложил стетоскоп к моей взволнованной груди и произнес озабоченно:
«Почему бы нам не проверить сердце более тщательно? Я вас посажу на велосипед».
«Куда?» — спросил я рассеянно, чувствуя, как доктор то удаляется, то приближается, то становится микроскопически маленьким, то громадным.
«На велосипед», — улыбнулся доктор, уже сидя на стульчаке со спущенными штанами. Стетоскоп висел через шею, а в руках он держал рецепты. Протянув их, он добавил: «Три таблетки три раза в день с тремя стаканами воды».
Я застыл в неподвижности, войдя в состояние, подобное шоку.
«А что вы так смотрите? — удивленно поднял глаза доктор. — Что-то не то?»
«Нет, всё то, — прошептал я, — всё то».
Внезапно туалет и доктор закружились перед глазами, я попытался шагнуть назад, чтобы сохранить равновесие, но это было тяжело сделать со спущенными штанами. Я пошатнулся и почти упал, как вдруг увидел страхового агента. Он стоял и улыбался, возвышаясь, как гора. Я попытался дернуться влево, вправо, но каждый раз он заграждал дорогу своим мощным телом. Тогда я решил проскочить у него между ног, но был уже пригвожден к стене его круглым животом. Почувствовав удушье, я стал кричать и что есть силы бить его руками и ногами между ног. Однако он, не обращая ни малейшего внимания на удары, продолжал заискивающе улыбаться и затем произнес изысканно вежливо, с приятной интеллигентной улыбкой:
«Пожалуйста, подпишите».
«Где?!» — закричал я.
Он ткнул жирным пальцем в бумагу, внезапно появившуюся у него в руке.
Поставив подпись неизвестно откуда взявшейся авторучкой, я еще раз ударил его между ног, но агент уже исчез, растворившись в воздухе.
Я спустил штаны, совершенно не имея желания идти в туалет. Сделав три шага влево, я внезапно увидел перед собой мою абсолютно голую секретаршу. Она сидела на полу и печатала на компьютере, грызя яблоко. Бросив на меня уважительный взгляд, она встала и протянула конверт.
«Вам письмо», — произнесла она очаровательным голосом и, плотно прижавшись, обняла мою шею, нежно поцеловав в ухо. Я автоматически окинул комнату быстрым взглядом, надеясь, что жены нет рядом.
«Я могу сегодня уйти в два часа дня?» — прошептала она в ухо, облизнув его шершавым языком. В этот момент я потерял сознание. Организм, по всей видимости, не смог справиться со стрессом и решил отдохнуть, отправив меня в темноту и тишину. Придя в себя, я почувствовал дикую головную боль и нащупал на лбу большую шишку, которую получил, очевидно, припаднии на пол. Встав на ноги, я, пошатываясь, пошел в спальню, где увидел свою машину, разобранную на части. Под днищем лежал механик, одетый в грязный, замасленный комбинезон. Увидев меня, он помахал гаечным ключом и крикнул: «Надо бы трансмиссию заменить, шеф!»
«Господи», — прошептал я и, рванувшись из спальни назад, побежал к входной двери. Открыл ее, пролетел по лестнице и, моля Бога, толкнул ногой парадную дверь. Через секунду я был на кухне.
«Срочно, нужно срочно вызвать «скорую», — пронеслось у меня в голове. — Пусть забирают и отвозят в психиатрическую больницу. Там лечат. Я на все согласен. Любые таблетки и уколы. Только бы избавили от кошмара».
Доктор Зак слушал мистера Смита, часто мигая от возбуждения.
- Я схватил телефон, — продолжал тот, кусая губы, — и почувствовал, как ктото дернул за руку. Это был почтальон.
«Сэр, — уважительно произнес он. — Вот счета. Это, — он начал протягивать мне их один за другим, — за машину. Это — за дом, школу, мебель, свет, газ, воду. А вот это — за воздух, которым дышите; землю, по которой ходите; ветер, обдувающий усталое лицо; ноги, которыми двигаете; глаза, обозревающие прекрасный мир; голову, помогающую думать. Пожалуйста, оплатите все сейчас и звоните, куда хотите».
Я со всей силы оттолкнул почтальона и услышал шум. Обернувшись, я увидел в квартире множество людей. Они стояли кружком и что-то говорили, размахивая руками и мотая головами. На расстоянии они выглядели миролюбиво, но внезапно стали приближаться, как бы плотно смыкая кольцо. Теперь они выглядели более злобными и агрессивными, а глаза приобрели красный оттенок. У них удлинились ногти, превращаясь в когти. Лица обросли грязной шерстью, рты превратились в пасти с клыками, готовыми разорвать в клочья.
Я посмотрел вперед и увидел окно, которое жена забыла закрыть, торопясь на работу. Несмотря на то, что мы живем на десятом этаже, я, не раздумывая ни секунды, прыгнул и…
Мистер Смит шмыгнул носом. Доктор Зак с нетерпением ждал продолжения.
— …и приземлился здесь, у вас в офисе, доктор Зак.
Они посидели минуту в молчании и, наконец, доктор произнес:
- Интересная история.
Мистер Смит с волнением поднял глаза к потолку и тихо сказал:
- Вы знаете, доктор Зак, я очень, очень устал…
— Конечно, — кивнул головой доктор. — Устали, вам необходим отдых.
Доктор Зак приготовился написать рецепт, но внимание снова переключилось на самого себя, бездыханного, голого, с портфелем в руке и галстуком на шее, лежащего под бешено вращающимся колесом.
— Колесо, — задумчиво протянул доктор Зак, выписывая рецепт, — можно остановить.
— Как? — Мистер Смит с удивлением посмотрел на доктора. Но доктор Зак не слышал вопроса, да если бы и слышал, все равно не ответил бы, потому что сам не знал ответа. Все, что он мог, — это помочь бегущему в колесе человеку не чувствовать себя усталым и сумасшедшим.

Леонид Альтшулер
Бока Ратон, Флорида

Tags: ,

Apr 1, 2012 0 Comments

Leave a Reply

Your email address will not be published.

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

 
Highslide for Wordpress Plugin