Ежемесячный Журнал                             Tuesday 25th September 2018

May 1, 2010 0 Comments

Капитанский мостик

Война после войны

Михаил Ландер
Капитан дальнего плавания
бывший капитан-лейтенант ВМФ

 

Михаил Ландер 1941Единственный светлый праздник – День Победы – мы, ветераны второй мировой, привезли сюда и всегда его празднуем. Но не всем известно, что минувшая страшная земная, морская и воздушная бойня закончилась не 9 мая, а много позже. И если от смертоносного груза враз освободилось только небо, то земная твердь и морские просторы еще долго убивали и калечили людей – и воинов и гражданское население.

На земле и на море взрывались тысячи фугасов и мин.

В июле 1945 года наш дивизион получил приказ выйти на боевое траление в Керченский пролив. В то время я служил штурманом, или как принято именовать на флоте, командиром БЧ-1 на тральщике “ТЩ-189″. Только что мы разминировали Одесский залив и перебазировались в Одессу, как снова “пахать море”

Траление морских мин – это, образно говоря, работа саперов на море. Однако, во сто раз сложнее и опаснее, ибо морской сапер не видит, где мина и какая она.

Керченский пролив – от Керчи до Анапы – был буквально нашпигован минами, как суп клецками. Объяснялось это тем, что когда наши части и флот оставляли Крым, они заминировали пролив по схеме “шахматной доски”, установив около 1000 мин. А когда под натиском наших воинов уходили немцы, они опять усеяли этот район смертоносным грузом по схеме “ход конем”, добавив к старому “серпантину” еще 1500 зарядов разной модификации.

Михаил Ландер 1945

Карты минных полей “нашего производства” у нас имелись, хотя, конечно, метеорологические факторы и частые бомбежки внесли в них свои коррективы. Но вражеских карт у нас не было вовсе. А ведь кроме якорных мин, фашисты разбросали большое количество магнитно-акустических мин, которые ложатся на дно, зарываются в грунт и взрываются только от магнитного поля или шума винтов проходящего судна. Многие мины имели прибор кратности – взрывались не с первого раза. С якорными минами бороться было проще – они подсекались тралом и всплывали. Затем мину надо было подорвать, для чего подойти к ней на шлюпке, очень аккуратно, нежно даже, без толчка надеть на ее “рога” взрывпатрон, поджечь шнур и быстро на веслах отгрести в сторону не менее 150 метров и лечь на дно шлюпки, пережидая оглушительную волну огненного смерча. Эту науку хорошо освоил каждый из нас. Но особую сложность составляло умение подойти к “плавучей смерти” в любую погоду, чтобы, не дай Бог, не задеть ее “рога-взрыватели”. Это было дано лишь самым натренированным, мужественным, хладнокровным морякам. И вот с огромным риском, не дожидаясь “у моря погоды” мы разминировали от 5 до 10 мин за световой день, галс за галсом очищая пролив.

Магнитно-акустические мины, на которых были установлены приборы времени и ты никто не знал когда они рванут, мы уничтожали специальным шумовым устройством шпероном или буксируемым мощным магнитом. За боевым тралением шло контрольное, и если хоть одна мина попадалась в трал, всю работу начинали сызнова. Полгода мы воевали с плавучей смертью, потеряв за это “мирное время” два корабля и 37 моряков. Вечная им память! В день Победы с великой скорбью вспоминаю всех героев- сослуживцев, кому не довелось дожить до настоящих мирных дней, за которые они и отдали свои жизни.

Михаил Ландер
Майами

На снимках: слева: Михаил Ландер – пятнадцатилетний юнга на боевом корабле Черноморского флота в начале войны.

Справа: он же – в 1945 году, боевой офицер, двадцатилетний капитан-лейтенант, участник керченского и новороссийского(на Малой земле) десантов, кавалер многих боевых наград.

Фото из архива автора.

Tags: ,

May 1, 2010 0 Comments

Comments are closed.

Highslide for Wordpress Plugin