Ежемесячный Журнал                             Wednesday 21st November 2018

Jun 1, 2012 0 Comments

Шаг в сторону

Выбор

Леонид Альтшулер

 

Доктор Зак понял, что предстоит иметь дело с интеллигентным человеком. Это было видно по тому, как задумчиво больной глядел на муравья, устало ползущего по полу в поисках кусочка сыра, ежедневно роняемого доктором Заком.
— Вы знаете, кем я был в прошлой жизни? — негромко спросил пациент, подняв глаза к тому месту, где у доктора предположительно должен был находиться третий глаз.
— Да, — доктор откинулся в кресле, приготовившись услышать интересную историю.
— Поедателем трав. Точнее — травопоедателем.
— Тра-во-по-еда-те-лем… — растянул доктор Зак, пытаясь вдуматься в значение слова. Перед мысленным взором предстало нечто среднее между саранчой и динозавром.
— Я был жуком… — пациент продолжал рассказывать о своeм интересном прошлом, — насекомым… — он развел руками, обозначив шар больших размеров. — Это насекомое, то есть травопоедатель, был довольно счастливым, беззаботным, радостным существом. Оно имело одну причину для беспокойства: как бы не родиться человеком в следующей жизни. Знаете, доктор… — больной мечтательно зажмурился, вытянул маленькие, скрюченные артритом ручки с длинными, давно нестриженными зелеными ногтями, вытянул губы трубочкой и зашевелил носом, странно его вытягивая и меняя в размере, — я блаженствовал на полянке, зарывался в высокую травку и пожевывал еe с таким наслаждением… Ням…!
Доктор Зак почувствовал, что у него начала в изобилии выделяться слюна.
— Я балдел от травы, доктор! Сочная, нежная!.. Ласковая!.. Ням! Ползание под лучиками солнца по теплой земле доставляло ни с чем не сравнимое удовольствие! Если бы вы были жуком, вы бы меня поняли! А кем вы были? — внезапно оживился пациент.
— Думаю, что птицей, — неожиданно для себя ответил доктор. — Я в детстве любил сидеть на ветках.
— Вам этого недостает? — больной шмыгнул носом, его живот упал на пол, а голова стала медленно вращаться по часовой стрелке, что сильно укачивало доктора Зака.
Доктор потер нос, стараясь скрыть смущение. Он мечтал время от времени посидеть на дереве.
— А вы? — доктор продолжал кашлять. — Тоскуете по жизни жука?
— Конечно! — пациент подпрыгнул, зависнув на мгновение в воздухе.
Внезапно лицо больного помрачнело, а взгляд потух.
— У меня, доктор Зак, есть всё! Деньги, женщины, красивые дома — всё, о чем мечтает смертный. Только…
— Не можете стать жуком, — закончил фразу доктор Зак. — Правда?
— Да, — жалобно протянул пациент и съежился, уменьшившись в размерах до шара, вокруг которого крест-накрест лежали тонюсенькие ручки и ножки.
— Ну-ну!.. — попытался успокоить доктор. — Взгляните на вопрос подругому… Что хорошего в наше время в жизни жука? Ползает по траве, опыленной пестицидами. По человеческой грязи, которую приносят дождь и ветер. Рядом крутятся жуки-мутанты, невменяемые от полученной радиации. А птицы, обезумевшие от потепления? Вы бы в этом аду не продержались и недели!
— Да, понимаю, — больной вытер влажный нос салфеткой, — но даже день прожить жуком — красиво! Ни с чем не сравнимая свобода и острота ощущений!..
— А что такого уж страшного в жизни человека? — доктор Зак поразился наивности своего вопроса.
— Ничего! — пациент кинул на доктора быстрый цепкий взгляд. — Просто у меня всё жучье — душа, мечты, желания, отношение к жизни, точка зрения, нервы, кровь, плоть. Я выгляжу человеком, но это обманчиво! — вскрикнув, больной с диким треском свалился на пол.
Он пополз, вращая ручками и ножками, как колесами. Нос вытянулся в хоботок, который обнюхивал и подхватывал заплутавших в кусочках сыра муравьев. Шурша по полу, он полз в направлении доктора Зака. На счастливом лице больного был виден рот, который стал намного шире, обнажив ряд остреньких зубчиков, способных перегрызть любую травку, или даже ножки письменного стола доктора Зака.
Доктор откинулся в кресле. В голову ничего путного не шло. Случай был необычный. Выражение счастья и блаженства на лице пациента привело его в большую задумчивость.
«Если ему так хорошо быть жуком, — подумал доктор, — он и должен им оставаться».
Доктор Зак вздрогнул, испугавшись своей мысли. Как он, грамотный психиатр, может так рассуждать?! Необходимо было дать больному таблетки и вернуть его в нормальную, рационально мыслящую человеческую форму. Но что-то мешало это сделать.
Пациент не был агрессивен, никому не вредил. Он не кричал, не ругался, не кусался, не ломал на части стол, не прыгал на окна, не задавал вопросов и даже не лизал двери. Бывший мужчина был счастлив, и его радость так осветила кабинет, что стали видны маленькие трещинки на стенах. Доктор заметил, как его рука подняла трубку, а голос попросил секретаршу вызвать скорую помощь.
Через несколько часов доктор Зак обнаружил, что его тело надело плащ, село в машину и поехало в парк. Там оно нашло дальний, никому не видимый уголок, где влезло на дерево, открыло рот и сказало: «Чик-чирик!» От наслаждения у доктора Зака закружилась голова. Ветка хрустнула, и он полетел на землю.
Доктор лежал под грудой кленовых листьев, и думал: «Почему я не могу быть человеком и наслаждаться жизнью в полной мере? Почему для этого нужно обязательно стать птицей, жуком или носорогом?»
Ветер приятно обдувал лицо. Думать не хотелось. Хотелось просто быть. Кем угодно, только счастливым.

Леонид Альтшулер
Бока Ратон, Флорида

Tags: ,

Jun 1, 2012 0 Comments

Leave a Reply

Your email address will not be published.

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

 
Highslide for Wordpress Plugin