Ежемесячный Журнал                             Monday 18th December 2017

Dec 1, 2017 0 Comments

Капитанский мостик

Морские сны

Михаил Ландер
капитан дальнего плавания, ветеран Второй мировой войны,
лауреат премии журнала «Флорида» – 2003г.

 

Морские сны«Я увидел парусник во сне,
Он, как живой, и серде защемило…»

Мне редко снятся сны, а если снятся, я быстро их забываю. Засыпаю поздно, встаю рано – такой распорядок выработался за годы, отданные морю. Согласно уставу капитан имеет право спать в своей каюте, не раздеваясь, с полуночи до четырех утра ( вахта второго помощника) и, раздевшись, с четырех до восьми утра (вахта старшего помощника). Иногда можно было подремать на мостике в капитанском кресле. А поскольку я стал капитаном в 30 лет и сошел на берег в весьма почтенном возрасте, такой режим и остался. Правда, теперь сплю раздетым, но нежиться и мурлыкать по утрам не умею.
Зато какие закаты и рассветы я повидал, не всем художникам такое доступно!
Поселившись в Майами, я выходил на балкон, продолжая, как раньше на мостике, встречать рассветы, а потом шел досыпать. Ритуал моряков и язычников.
Но недавно мне приснился сон, да так явственно, как будто наяву. Точно я на паруснике и мне нужно выйти на мостик, хотя на парусниках мостика нет, а есть «шканцы». Я встал с кровати и не могу найти трап. Упираюсь в стенку, а трапа нет. Дважды ударяюсь головой и ничего не могу понять. Слышу свист ветра и скрип мачт, даже запах парусины. Нащупал в темноте кресло, а перед глазами – старинная мальтийская каравелла, сошедшая с картины на стене. Я долго не мог поверить, что это сон, если бы не две шишки на лбу.
Самое удивительное, что я даже слышал привычное шипение воды за кормой. А может – это душа картины? В 1980 году на учебном пароходе «Экватор» я заходил на остров Мальта. Здесь с экипажем и курсантами мореходных училищ, которые проходили у нас практику, мы посетили морской музей. У входа стояли поднятые со дна останки нескольких каравелл – ведь мальтийцы издревле мореходы. В магазине музея я увидел необычную работу: тисненная на коже каравалла с мальтийским крестом. Таких я ранее не видел. Нужных денег при мне не было, и я попросил отложить ее до завтра. Каково же было мое удивление, когда вечером мне с дарственной надписью вручили ее курсанты. Запомнил навсегда, потому что это было в День Победы 9 мая 1980 года.

Морские сныДетскую любовь к парусу я пронес через всю свою жизнь. В мореходном училище парусное дело было факультативным предметом. Чтобы его освоить, я потратил много личного времени после училища. Право на командование парусным судном я сдавал в течение трех суток на учебном паруснике «Товарищ» капитану Н.Н. Корзуну – корифею парусного дела. Через два месяца я получил сертификат на трех языках – русском, английском и испанском.
Всю жизнь я мечтал сделать рейс на парусном корабле, и мои молитвы были услышаны. Когда серьезно заболел капитан парусного учебного корабля «Крузенштерн» П. Власов, выбор пал на меня. И это не удивительно, ведь парусное дело – это штучный товар. Я бросил отпуск и помчался навстречу мечте.
Командовать таким потрясающим кораблем, как говорится, не лобио кушать, мне могли бы позавидовать именитые капитаны парусной эпохи.
Итак о «Крузенштерне». Четырехмачтовый барк был получен по репарации после войны в 1945 году. Тогда он назывался «Падуя». В 1925- 1926 годах в Германии была построена серия уникальных судов-парусников длиною 114 метров и шириной 14, водоизмещением в 6 тысяч тонн. Кроме парусов у них были механические двигатели. Соотношение длины к ширине – это лучшая пропорция для корпуса парусного судна, выверенная веками. Эта уникальная серия имела стальной корпус, стальные четыре 55-метровые мачты и рангоут. Общая площадь парусов 380 000 кв. метров. Два винта обеспечивали без парусов скорость в 14 узлов. Средняя скорость под чистыми парусами 18 морских миль. Все эти корабли принадлежали к знаменитой серии судов «Летучий П-Лайнер» (Flying-P-Liner), потому что имена всех судов этой серии начинались с «П»: «Паньяни» (Pangani), «Печили» (Petschili), «Памир» (Pamir), «Пассат» (Passat), «Померания» (Pommern), «Пекин» (Peking), «Потоси» (Potosi), «Пруссия» (Preußen). Все пять кораблей ходили под голубым вымпелом «FL» и предназначались для линии Европа – Чили, Европа – Австралия.
После того, как «Падуя» попала к нам, барку дали новое имя «Адмирал Иван Крузенштерн». Впрочем, название не прижилось и, в конце концов, осталась одна фамилия великого морехода «Крузенштерн».
Парусник неоднократно менял владельцев, пока в 1961 году не был поставлен в Кронштадте под переоборудование как учебное. Все грузовые трюмы были переделаны под жилые и служебные помещения. При экипаже в 70 человек, он должен был принять на борт 150 курсантов из разных мореходных училищ.
В 1969 году корабль проходил плановый ремонт в польском порту Гдыня. Когда я принял корабль, до выхода оставался месяц – это минимум для практической тренировки курсантов в уверенной работе с парусами. Ежедневные многочасовые тренировки дали свои результаты, исчезла боязнь работать на высоте.
Наконец пришло время, и я отдал долгожданную команду: «Все наверх, паруса ставить!». В переводе на английский это звучит как: All hands on deck! – дословно: «Все руки – на палубу!» В течение шести месяцев мы шли из Балтийского моря в Черное, посетили пять портов: Бремерхавен, Лиссабон, Барселону, Пирей, Стамбул и благополучно прибыли в Севастополь. Здесь я с благодарностью сдал корабль штатному капитану П.Власову, встретившему меня в добром здравии.
Этот рейс оставил неизгладимое впечатление, – сбылась мечта моего детства, я окунулся в эпоху парусного флота, во времена Стивенсона и Конрада. С тех пор, когда в океане я встречал одинокий парусник, у меня влажнели глаза, а губы шептали название парусов. Да и до сих пор все это в памяти.
Морские сныУ «Крузенштерна» богатая морская история: он совершил два кругосветных плавания, участвовал в международных парусных гонках. До сих пор – почти сто лет со дня рождения – парусник в отличном состоянии, аналогов этому кораблю нет, и я горжусь что был среди тех немногих капитанов, кому довелось командовать этим чудесным судном.
Под командованием капитана Рихарда Вендта (нем.  Richard Wendt) «Падуя» совершила рекордное по скорости плавание по маршруту Гамбург  – Чили  – Австралия – Гамбург за 8 месяцев и 23 суток. Под командованием капитана Юргена Юрса (нем.  Jürgen Jürs) барк «Падуя» четыре раза обогнул мыс Горн. «Крузенштерн» относится к так называемым «винджаммерам». Название «винджаммер» происходит от английского «to jam the wind», что в переводе означает «выжимать ветер», в том смысле, что парусники этой серии были и есть самыми быстроходными.
Капитан Юрген Юрс умер в день передачи судна Советскому Союзу. Как после этого не поверить в самые невероятные истории, связанные с морем, парусами и отважными людьми, которые этими парусами управляли.
Не об этом ли песня одного последних морских романтиков Александра Городницкого, которая так и называется «Паруса «Крузенштерна»?

Расправлены вымпелы гордо, не жди меня скоро жена.
Опять закипает у борта крутого посола волна.
Под северным ветром неверным, под южных небес синевой
Опять паруса «Крузенштерна» шумят над моей головой.

И дома порою ночною лишь только откроешь окно,
Опять на ветру надо мною тугое поет полотно
Пусть чаек слепящие вспышки парят надо мной в вышине.
Мальчишки, мальчишки, мальчишки пусть вечно завидуют мне.

И старость отступит наверно, не властна она надо мной,
Пока паруса «Крузенштерна» шумят над моей головой.

Dec 1, 2017 0 Comments

Leave a Reply

Your email address will not be published.

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

 
Highslide for Wordpress Plugin