Ежемесячный Журнал                             Friday 16th November 2018

Jan 1, 2018 0 Comments

Застолье с писателем

Владимир Гиляровский

Напомним, в прошлых выпусках этой рубрики мы поделились с вами рецептами двух нобелевских луреатов флоридцев Эрнеста Хемингуэя и Исаака Башевис-Зингера. Тему продолжили Людмила Петрушевская, Александр Куприн, Джером К. Джером, Петр Вяземский, Сергей Чупринин, Кастусь Северинец, Давид Самойлов, Габриэль Гарсия Маркес, Бахыт Кинжеев, Марат Баскин, Дуглас Адамс, Иван Крылов, Уильям Теккерей, Гаврила Державин.
Сегодня слово Владимиру Гиляровскому, дяде Гиляю, как звали автора замечательной книги «Москва и москвичи».

Владимир Гиляровский
1855 – 1935г.г.

Владимир ГиляровскийВ старину Дмитровка носила еще название Клубной улицы – на ней помещались три клуба: Английский клуб в доме Муравьева, там же Дворянский, потом переехавший в дом Благородного собрания; затем в дом Муравьева переехал Приказчичий клуб, а в дом Мятлева – Купеческий. Барские палаты были заняты купечеством, и барский тон сменился купеческим, как и изысканный французский стол перешел на старинные русские кушанья.
Стерляжья уха; двухаршинные осетры; белуга в рассоле; “банкетная телятина”; белая, как сливки, индюшка, обкормленная грецкими орехами; “пополамные растегаи” из стерляди и налимьих печенок; поросенок с хреном; поросенок с кашей. Поросята на “вторничные” обеды в Купеческом клубе покупались за огромную цену у Тестова, такие же, какие он подавал в своем знаменитом трактире. Он откармливал их сам на своей даче, в особых кормушках, в которых ноги поросенка перегораживались решеткой: “чтобы он с жирку не сбрыкнул!” – объяснял Иван Яковлевич.
Каплуны и пулярки шли из Ростова Ярославского, а телятина “банкетная” от Троицы, где телят отпаивали цельным молоком.
Все это подавалось на “вторничных” обедах, многолюдных и шумных, в огромном количестве.
Кроме вин, которых истреблялось море, особенно шампанского, Купеческий клуб славился один на всю Москву квасами и фруктовыми водами, секрет приготовления которых знал только один многолетний эконом клуба — Николай Агафоныч.
При появлении его в гостиной, где после кофе с ликерами переваривали в креслах купцы лукулловский обед, сразу раздавалось несколько голосов:
– Николай Агафоныч!
Каждый требовал себе излюбленный напиток. Кому подавалась ароматная листовка: черносмородинной почкой пахнет, будто весной под кустом лежишь; кому вишневая–цвет рубина, вкус спелой вишни; кому малиновая; кому белый сухарный квас, а кому кислые щи.–напиток, который так газирован, что его приходилось закупоривать в шампанки, а то всякую бутылку разорвет.
- Кислые щи и в нос шибают, и хмель вышибают! — говаривал десятипудовый Ленечка, пивший этот напиток пополам с замороженным шампанским.
Ленечка – изобретатель кулебяки в двенадцать ярусов, каждый слой—своя начинка; и мясо, и рыба разная, и свежие грибы, и цыплята, и дичь всех сортов. Эту кулебяку приготовляли только в Купеческом клубе и у Тестова, и заказывалась она за сутки.
На обедах играл оркестр Степана Рябова, а пели хоры – то цыганский, то венгерский, чаще же русский от “Яра”. Последний пользовался особой любовью, и содержательница его, Анна Захаровна, была в почете у гуляющего купечества за то, что умела потрафлять купцу и знала, кому какую певицу порекомендовать; последняя исполняла всякий приказ хозяйки, потому что контракты отдавали певицу в полное распоряжение содержательницы хора.

Jan 1, 2018 0 Comments

Leave a Reply

Your email address will not be published.

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

 
Highslide for Wordpress Plugin