Ежемесячный Журнал                             Wednesday 20th June 2018

Jun 1, 2018 0 Comments

Memory

Я знаю, никакой моей вины…

Я знаю, никакой моей вины...Когда-то лучшие праздники для пожилых русскоязычных жителей Большого Майами проводила Ирина Павлова – руководитель компании, помогавшей старикам.
Наша редакция те праздники запомнила, потому что тоже принимала в них посильное участие. И все, кому любопытно, может отыскать в сети наши репортажи из домов для ветеранов в Халландейле, Бока Ратоне, Авентуре, Санни Айлсе, Майами Бич.
Потом Павлова занялась театром, а ей на смену пришла Алла Бендойм. Свои утренники Алла проводит в доме ветеранов Regents Park at Aventura. И хотя за эти годы старики-ветераны стали старше, а значит, они требуют к себе большего внимания, Алла умудряется устраивать эти встречи без официальщины. В этот раз она попросила вспомнить самые яркие страницы войны. Вот несколько историй:
Клавдия: – Мы жили в Одессе. Нас, детей, было пятеро: я – самая младшая – и мои четыре брата. Двое учились в мореходном училище, двое –в университете. Все ушли на фронт. Все погибли. Никто не вернулся…
Надежда: – Я родом из небольшого украинского села в Киевской области. Немцы село спалили. Когда война кончилась, у нас не осталось ни одного мужчины. Потом вернулся с фронта один. Один на все село. Но без рук. Он объяснял, а мы, женщины, сами ставили хаты.
Семен: – У меня два самых близких человека фронтовики: мой отец и тесть. Отец с 41 по 45 прошел. Даже ранен не был. А тестя подстрелили в первом же бою, недалеко от дома, в поле под Тирасполем.
Вот и все. На фоне необузданного Диснейленда, в который превратили в метрополии День Победы, тихие слова ветеранов не очень слышны. Может быть, потому и берут за душу. Потому и останутся. Как остались простые и скорбные слова скорби Твардовского:

 

Я знаю, никакой моей вины
В том, что другие не пришли с войны,
В то, что они — кто старше, кто моложе —
Остались там, и не о том же речь,
Что я их мог, но не сумел сберечь,-
Речь не о том, но все же, все же, все же…

 

Как останутся, я думаю, простые и скорбные слова Костантина Северинца:

 

Я не о тех, кого народ воспел,
Кто прошагал победно по европам.
Скажу о тех, кто только и успел
В свой полный рост
Подняться из окопа.

У подвигов бывают имена,
Но есть особый подвиг –
Безымянный.
Давно отгромыхала та война,
А до сих пор
Не заживают раны.

Сражались, как умели, как могли,
Ушедшие из мирных дней в солдаты,
И в землю безымянно полегли –
Ни холмика,
Ни даты,
Ни награды.

Без них другим вручались ордена,
Без них явился миру мир желанный…
У подвигов бывают имена,
Но есть особый подвиг –
Безымянный.

Пусть он хранит и множит имена,
Что прорастают в памяти травинкой
Там, где вдовой останется жена,
И мать осиротеет на кровинку.

Где под окошком вишня расцветёт,
И майский луг умоется росою,
Там, где невеста косу расплетёт,
И друг поднимет рюмку со слезою.

 

Фото Александра Росина, журнал «Флорида-RUS».

Jun 1, 2018 0 Comments

Leave a Reply

Your email address will not be published.

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

 
Highslide for Wordpress Plugin