Ежемесячный Журнал                             Tuesday 25th September 2018

Mar 1, 2013 0 Comments

Планета людей

Нерпа Инга

Владимир Эйснер

 

(Отрывок из неоконченной повести)

… За эти дни от беготни по камням, чуни из птичьих шкур на деревянной подошве основательно истрепались. Пора было подумать о настоящей обуви.
Хорошие, непромокаемые сапоги получаются из шкуры нерпы.
Оседлав своe плавсредство, – неуклюжий плотик, – Сашка Гарт убил нерпу из карабина и достал еe со дна моря деревянным багром с железным гвоздeм-крючком на конце. Чтобы багор тонул, пришлось привязать к нему камень. Нерпа оказалась крупным самцом весом, наверное, килограммов восемьдесят.
Верный «пятница» Гарта, молодой песец Черныш по кличке Его Высочество граф Таймырский, едва дождался, когда Гарт снимет шкуру с добычи и принялся тут же пировать, вгрызаясь в бок тюленьей туши.
- Погоди, не спеши! – Сашка отрезал ему кусок мяса с жиром и положил на камень.
И тут же увидел вторую нерпу. Она подплыла так близко к берегу, что, казалось, хотела вылезть на песок. «Вторая шкура не помешает», – решил Сашка, свистнул нерпе тихонько, и без резких движений поднял к плечу винтовку. Но выстрелить не успел: нерпа скрылась в воде.
Ладно. Сашка положил карабин рядом и стал разделывать добычу, время от времени бросая взгляд на море. Но появление нерпы все же проморгал. Она внезапно вынырнула у самого берега, и, как все тюлени, неловкими рывками стала выползать на песок.
Гарт опять поднял карабин к плечу, но стрелять не спешил. Насторожило необычное поведение тюленя, да и что за радость убить животное, которое само под выстрел подставляется?
Он тихо свистнул сквозь зубы: нерпы чрезвычайно любопытные создания и очень любят тихий музыкальный свист. Нерпа подползла шагов на пять и уставилась на человека черными, не отражающими свет глазами.
Стараясь не делать резких движений. Сашка уселся на песок и опустил карабин.
- Тебе что, жить надоело? А ну, двигай назад, пока я добрый!
Но небольшая нерпа эта подползла еще ближе. Теперь Сашка, если бы захотел, мог притронуться к ее носу палочкой или стволом винтовки.
«Ненормальная, что ли?» – и тут он заметил, что нерпа ползет по следу, оставленному в песке тушей первой нерпы, когда охотник выволакивал ее на берег.
«Самочка! – догадался Гарт. – Самца своего ищет по запаху».
- Не ищи, – сказал Сашка, негромко. – Убил я его. Не знал, что вы пара. Но вообще-то мне нужна шкура на сапоги.
Нерпа была уже на расстоянии вытянутой руки и, тщательно принюхиваясь, пододвигалась все ближе. Гарт взял два камешка в руки и постучал ими один о другой.
Нерпа, совсем как собака, покрутила головой так-сяк, прислушиваясь, затем принюхалась к испачканной жиром Сашкиной руке и, наконец, осторожно, самым кончиком носа, притронулась к пальцу.
Сашка подушечками пальцев прикоснулся к ее усатой мордочке.
Нерпа отпрянула. Но потом опять подползла ближе и опять стала принюхиваться. На этот раз она позволила Сашке погладить себя по щеке и притронуться к передним ластам.
Но тут налетел Граф Таймырский и куснул нерпу в бок. Нерпа бросилась в воду и нырнула.
- Ну и нахал же Вы, Ваше Высочество! Всю малину испортили. Щас как дам леща!
- Вау! (А это вкусно?)
- Вкусно-вкусно… Рыба такая. Вот это что!
- Вау! ( Рыбу я люблю. Но нерпа жирнее.)
- Граф! Вам что, целой туши мало? Ведь за месяц не съедите! Я ж эту самочку приручить собрался, а Вы — кусаться! А вдруг она теперь больше не подплывет? Если еще хотя бы раз тявкнете на нее, – будете иметь дело со мной! – и Гарт потряс перед носом песца толстой суковатой палкой.
Его Высочество обиделся, отбежал в сторону, завалился на бок и стал кататься по мху. Он так нажрался, что стал похож на бочонок на ножках. Даже хвост и уши у него стали короче и лоснились от жира.
Гарт освежевал нерпу и уложил тушу в яму, а шкуру тщательно постирал в морской воде, как учили старые охотники.
Перед выделкой шкуру надо тщательно обезжирить. Для этого ее набивают на деревянный каркас и вывешивают на мороз. С мерзлой шкуры жир легко соскабливается стальной ложкой. Летом шкуру так же набивают на каркас, привязывают к нему камни и опускают в море. Жир с поверхности мездры выедают морские рачки капшаки или мормыши, по-ученому – эвфаузиды. Начисто выедают, только за процессом этим надо следить, а то и шкуру сожрут.
Сашка быстренько сколотил из подручного материала четырехугольную раму, натянул на нее нерпичью шкуру, привязал к раме камни, отплыл немножко от берега и опустил каркас на глубину примерно трех метров. И тут увидел в воде тень.
Нерпа медленно поднималась из глубины к поверхности. Усы и «брови» ее распушились, пятнистое тело легонько изгибалось, огромные зеленые глаза были раскрыты. Сашка застыл с веслом в руке.
Боже, какое красивое животное! Какое оно неуклюжее на берегу и какое совершенное в воде! А глаза! На воздухе глаза нерпы — просто черные пуговицы, а если смотреть на них через слой воды, видно всю прихотливо окрашенную радужку, все жилки – прожилочки, все пятнышки на ней. Засмотришься!
Беззвучно вынырнув у самого плотика, нерпа, чьи глаза опять стали невыразительными черными провалами в голове, с любопытством уставилась на человека.
- Иди сюда, русалочка зеленоглазая, иди, познакомимся! – Гарт тихо свистнул и протянул к нерпе руку.
Нерпа подплыла и легонько притронулась к руке охотника носом. Сашка почесал ей мокрую щеку и пригладил усы.
- Как же назвать тебя, чудо морское, каким именем окрестить? Кольчатая нерпа называется по-немецки «Ringelrobbe». Но это слишком длинно. Назову тебя просто Inge. Будь у тебя уши, Инга, почесал бы за ушком, а пока только мордочку поглажу, лады?
Инга уцепилась передними когтистыми ластами за край плота и внимательно слушала. А Сашка и дышать забыл. Нет, она все же ненормальная, эта маленькая самочка. Неужели не поняла, что от человека исходит смертельная опасность?
Но какая же радость сердцу человеческому от общения с вольным свободным животным! Вот мы говорим: «дикое животное». А какое ж оно дикое, если стремится ближе к человеку? Обнюхивает его руки и смотрит ему в глаза. Наверное, вот так, накоротке, общались с животными Адам и Ева, когда давали каждому имя и разговаривали с каждым на его языке.
Легонько пошевеливая двухлопастным веслом, Гарт отогнал плот к берегу и привязал его к большому бревну. Улыбаясь, пожал Инге когтистый ласт и пошел по своим делам.
Заготовив целую гору колышков для ремонта капканов, Гарт перетянул их проволокой и привязал к плоту. Уложил в рюкзак немного сушеной оленины, бутылку с остатками солярки для разжигания костра и поплыл вдоль берега на ремонт южного путика. Ветер почти улегся и самодельное плавсредство легко слушалось весла.
Но вдруг плот накренился, и Гарт чуть не упал в воду.
Что т-т-акое?

Инга вскарабкалась на бревна и заскользила к самой руке охотника: поиграй со мной, добрый человек!
- Осторожней, Инга! Я вовсе не желаю искупаться в ледяной воде!
Но Инга уже ткнулась усатой мордочкой в ладонь: погладь меня, не ворчи!
- Ох, беда мне с вами, друганами – меньшими братанами! Того накорми, того приласкай, от того убегай! – Сашка погладил нерпу по скуле, распушил ей «усы» и провел рукой по гладкой мокрой шее.
Неожиданно Инга опрокинулась на спину, подставляя живот, и чуть поскребла по нему короткой когтистой лапой: и здесь почеши!
- Ну, ты прям как поросенок у бабы Мани! Может тебе еще картошечки наварить, и хлебную корочку в молоке размочить?
Улыбаясь про себя, Сашка почесал нерпе живот и шею. Потрепал по усатой морде и вновь взялся за весла.
Но что это там за кости среди камней? Гарт причалил к берегу.
Скелет моржа, того самого, убитого медведем, начисто обработанный благодарными жителями тундры, лежал чуть выше уреза воды.
«Князь тихо на череп коня наступил…»
От резкого удара ногой череп с небольшими бивнями отделился от шейных позвонков и отлетел в сторону. Сашка поднял трофей и привязал его к плоту. Пригодится.

Владимир Эйснер
Ветцлар, Германия

Tags: ,

Mar 1, 2013 0 Comments

Leave a Reply

Your email address will not be published.

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

 
Highslide for Wordpress Plugin